Никаких особенно сенсационных новостей из России на прошлой неделе не поступало. Однако было бы неправильно сделать на этом основании вывод, что обстановка в громадной империи упорядочилась, а развитие в целом идет в нужном направлении. То, что сейчас происходит в России в политическом плане, представляет собой скрытый процесс внутреннего оцепенения. И если внимательно посмотреть, то признаков тому предостаточно.

Телевидение унифицировано, свобода прессы ограничена, оппозиция все сильнее притесняется, свобода юстиции под вопросом, и, по-видимому, снова стало хорошим тоном приукрашивать злосчастное советское прошлое. Так, московской полиции было разрешено водрузить перед своим центральным зданием в Москве бюст основателя КГБ Феликса Дзержинского - этой кровожадной фигуры мрачного прошлого. Зато о планах по установлению мира в Чечне по-прежнему ничего не слышно.

Возможно, будет преувеличением проводить параллели с эпохой Брежнева, но постепенно наступает время, когда Западу уже не стоит смотреть на очевидные репрессии, лишь пожимая плечами. Первую попытку обратить внимание на политические непорядки в России предприняла группа бывших руководителей государств и правительств во главе с экс-президентом Чехии Вацлавом Гавелом, призвавшая в своем обращении к президенту Владимиру Путину уважать демократические права и личные свободы в его стране. Вряд ли это произведет впечатление на главу Кремля, но все же предупреждение сделано.

Путин, видимо, вполне осознает, что должен отчитаться перед народом. Он очень ловко обезоружил своих внутриполитических противников, обвинявших его в нарушении конституции: во время недавнего телемоста он заявил, что третий срок на посту президента он исключает. Но все же с другой стороны, он упорно выступает за расширение государственной власти: свое право отзывать или назначать губернаторов он называет лучшим средством влияния на региональные власти. А доминирующее положение президентской партии в парламенте является для него не чем иным, как результатом демократических выборов. Полное господство Кремля на телевидении остается вообще без объяснения. Несомненно, Путин все еще производит впечатление на российскую общественность, он практически тотально доминирует на политической сцене в Москве. В ходе реорганизации правительства на этой неделе он наделил еще более широкими полномочиями своих доверенных лиц - руководителя своего штаба Дмитрия Медведева и министра обороны Сергея Иванова - причем, в обход премьер-министра.

Такова Россия в 2005 году: серьезного внутриполитического противника у Путина нет. А благодаря высоким ценам на нефть у него в казне миллиарды, обеспечивающие государству еще большее влияние. Поэтому растет соблазн сделать еще большую ставку и на автократический курс. Не стоит принимать за чистую монету то, что говорит прежний владелец нефтяного концерна 'ЮКОС' Михаил Ходорковский. Находящийся в сибирской колонии 42-летний бизнесмен считает, что Путин стоит во главе аппарата бездельников, не способных модернизировать страну. Но все же такая оценка не слишком далека от истины, тем более что ее разделяют, правда в несколько иных выражениях, и другие представители оппозиции.

Было бы, конечно, преувеличением назвать Путина за его авторитарные методы руководства диктатором. Но и 'чистой воды демократом', как его назвал канцлер Герхард Шредер год назад на одной из телевизионных передач, он тоже не является. Российский президент рискует политически парализовать Россию и тем самым сорвать необходимые реформы. Запад все еще видит в нем надежного гаранта стабильности в России и главу государства, которому нет реальной альтернативы. Возможно это и так. Однако опасность, что Путин потеряет свою репутацию, сейчас велика, как никогда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.