Ирина Антонова была возмущена. Произведения искусства ни в коем случае нельзя превращать в заложников экономической или политической борьбы, откровенничала, выступая на радиостанции 'Эхо Москвы', директор московского Музея имени Пушкина, давно занимающая этот пост и особенно опытная в вопросах, связанных с перемещенными произведениями искусства.

Причиной такого раздражения был арест, наложенный на 50 картин из собраний Музея имени Пушкина после закрытия выставки "La peinture francaise" в галерее Фонда Pierre Gianadda швейцарского города Мартиньи. Побудительным мотивом судебного ареста стал женевский предприниматель Нессим Гаон (Nessim Gaon), ведущий с Россией уже десятилетие тяжбу по поводу оплаты поставленных им продуктов питания. Поэтому в 1993 году ему удалось добиться ареста российских счетов в Люксембурге, в 2000 году - во Франции и конфискации парусника 'Седов' в Бресте. В 2001 году, когда Нессим пытался добиться очередного наложения ареста, русские предусмотрительно вернули домой с авиационного салона в Ле-Бурже два своих самолета. Правда, каждый раз это были краткие эпизоды, в скором времени они заставили обратить на себя внимание более высокие инстанции - как сейчас в случае с арестом картин.

Несмотря на это, история не лишена пикантности. Когда те же самые картины, в том числе 'Мужчина с трубкой' Сезанна (Cеzannes), 'Дама с веером' Пикассо (Picasso) или портрет Ван Гога (van Gogh) 'Доктор Феликс Рей (Fеlix Rey)', выставлялись в 1993 году в Центре Помпиду (Pompidou), Андрэ-Марк Делок-Фурко (Andrе-Marc Deloque-Fourcaud) подал иск с требованием о их конфискации. Дело в том, что это были картины из коллекции Сергея Щукина, деда Гаона, конфискованные большевиками без всякой компенсации. Иск успеха не принес. Французское правительство, как сегодня Бундесрат Швейцарии, поставило во главу угла внешнеполитические соображения. Несмотря на это, Эрмитаж во избежание подобных споров досрочно возвратил в 2000 году из Рима картину Матисса (Matisse) 'Танец'.

Когда эти картины экспонировались в 1993 году в эссенском Музее Folkwang, организаторы выставки, как рассказывают, удержали внука от подачи иска, хорошо ему заплатив. В то время в законе о внесении изменений в закон о защите культурных ценностей еще не было соответствующих параграфов, позволяющих давать 'правовые обязательства' по поводу возврата выданных на время выставок произведений искусства. Согласно этим изменениям, 'не допускаются судебные иски с требованием их выдачи, ареста, судебная опись и конфискация. Такое обещание, если оно однажды дается, не может быть отозвано или отменено'.

Законы, обещающие искусству 'свободное передвижение', придающие им дипломатический статус, существуют лишь с недавних пор. Американский закон "Immunity from Judicial Seizure Act", принятый в 1965 году, - один из первых среди них. Затем, в 1994 году, такой закон появился во Франции. В Германии подобный закон был принят в 1998 году, в июне 2003 года 'Федеральный закон о международном обмене культурными ценностями' приняла Швейцария, а в декабре вступил в силу австрийский 'Федеральный закон о временном иммунитете переданных во временное пользование произведений для экспонирования в федеральных музеях'. Все эти законы исходят из того, что все, чем располагают государственные музеи, является их законной собственностью.

Это очень наивная правовая конструкция. В прошлом это служило нередко для того, чтобы исключить претензии на собственность зарубежного государства. Последним примером являются 'русские аукционы' Лепке (Lepke) в Берлине в 1928 году. Когда Советский Союз решил выставить произведения искусства на аукционе, дворяне, эмигрировавшие на Запад, добились в первой судебной инстанции решения, признававшего их претензии на собственность и позволявшего выставить спорные предметы на аукцион. Однако судебная палата Франции посчитала, что экспроприация является внутренним делом Советского Союза.

Такой 'иммунитет' исключается, если речь идет о собственности евреев, конфискованной и экспроприированной во времена нацизма. Так 'Портрет Валли (Wally)' Шиле (Schiele), переданный во временное пользование венским Музеем Фонда Леопольда (Leopold) Музею современного искусства, удерживается с 1998 года в Нью-Йорке, невзирая на "Immunity Act", как 'украденное имущество'. Картина 'Мертвый город III' Шиле, которая в 1998 году тоже была конфискована, Музей вернул только в 1999 году, после того, как было установлено ее происхождение.

То есть одного обещания о 'беспрепятственном передвижении' произведений искусства недостаточно. Поэтому 'мраморов Элджина' не было в 2004 году на Олимпийских играх в Афинах. И потому до сих пор не было 'Выставки общего собрания произведений искусства, перемещенных в результате войны', провести которую рекомендовал в 2001 году форум 'Петербургский диалог'. Поскольку в этом деликатном вопросе - действует знаменитое изречение Ленина: 'Иммунитет - хорошо, доверие - лучше'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.