Иногда трудно поверить в то, что после десятилетий давления советского режима и последовавшей вслед за ним анархии могла выжить хоть какая-то стоящая часть культурного наследия России. Однако на этой неделе Москва увидела живое напоминание о стойкости духа самой русской из всех форм искусства - балета. По мнению многих людей, Майя Плисецкая была одной из истинно великих танцовщиц всех времен, обладательницей самого почетного из всех балетных званий, вызывающих душевный трепет - звания абсолютной примы-балерины. Она была лицом Большого Театра в годы его расцвета и пика славы. На этой неделе, в день своего восьмидесятилетия, Плисецкая стала не только виновницей пяти исключительных дней торжеств и объектом почитания Большого Театра и московской публики. Она даже снова вышла на сцену, исполнив трехминутный танец, специально для нее поставленный Морисом Бежаром (Maurice Bеjart).

Удивительная жизнь Плисецкой является отражением того, что сделала с собой ее страна. Отец балерины погиб в сталинских лагерях. Значительную часть своей жизни она провела под подозрением, поскольку считалось, что Плисецкая может бежать из страны. Многие годы, когда ее репутация была на пике славы, балерине запрещали выезжать за рубеж и заниматься постановкой современных балетных танцев, о чем она страстно мечтала.

И все же, сочетая технику исполнения и огромную художественную выразительность, она сохранила нечто большее, чем просто танец. В феврале Плисецкая выйдет на сцену Королевского оперного театра 'Ковент-Гарден' в Лондоне, чтобы принять участие в представлении в ее честь. То, что она пережила все трудности и сохранила свое искусство танца, само по себе вызывает восторг. Но это, вне всяких сомнений, также утверждение величия нации и самой человеческой души.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.