В деле коррупции Россия находится на уровне Сьерра-Леоне или Албании. Без взятки практически никакого разрешения не добиться. А если у фирмы дела идут, то каждые 2 недели приходится принимать 'гостей'

Кто хочет стать капиталистом, должен рано просыпаться. В 6 часов утра мрак и туман покрывают московский асфальт. Человек 200 собралось в очереди за три часа до открытия налоговой инспекции #46. Эта 46-я - узкое место. Каждый молодой предприниматель должен регистрироваться здесь. 'Какой номер?' - Александр, 35-летний компьютерщик, получил 435-й. Он хочет открыть ООО - общество с ограниченной ответственностью. Теперь ему остается только ждать, что его номер когда-нибудь все же вызовут.

Заявка

На это уйдет время. В целлофановом пакете у Александра 13 заполненных страниц: форма Р1101 - 'Заявка на государственную регистрацию юридического лица', 'Протокол решения о создании юридического лица', 'Договор решения о создании юридического лица', извещение об уплате 2000 рублей - сбор за обработку документов, и сберкнижка с 10 000 рублей на счете.

Проведя два дня и 22 часа в очереди, Александр отдаст свои документы в окошко, за которым сидит налоговый инспектор. Он заметит, как мужчины в кожаных куртках будут продавать места в очереди, и как за взятку кое-кто будет обсуживаться вообще вне очереди. Через неделю и Александр получит регистрацию своего 'ООО'. 'Тебя унижают, у тебя крадут время', - говорит Александр, которому все это напоминает стояние в очередях в советское время. 'Но все это можно вынести. Возможно, советская школа научила нас науке выживания'.

Дойная корова

Российское государство - это огромная дойная корова. Нефть, газ, алмазы, сталь и драгоценные металлы сделали государство богатым. Но с каждым долларом, с которым возрастала цена на нефть, росла и бюрократия. Число чиновников при Владимире Путине, по сравнению с советскими временами, выросло в два раза и теперь составляет 1,3 млн. человек.

Если еще пару лет назад работа чиновника считалась непривлекательной, то сегодня учебное место в московском Институте государственного управления ценится высоко. За поступление в этот образцовый университет родители платят 20 000 долларов и больше. Деньги, как правило, получает руководитель приемной комиссии и делится потом со своими коллегами. Выпускники института, отправляющиеся на работу в государственный аппарат, сплавляются с системой. В исследовании под названием 'Нелюбимая бюрократия: взгляды на господство чиновничьего аппарата', проводенном Фондом Фридриха Эберта, делается вывод, что в России образовалась каста государственных чиновников.

Чиновникам, в отличие от большинства граждан, несмотря на скромные зарплаты в 300 долларов в месяц, живется хорошо. Коррупция, как сообщили чиновники во время опроса, совершенно не обязательно ведет за собой увольнение. Общественный контроль себя изжил, соблюдение права и закона необязательно. Напротив, у граждан мнение о чиновниках катастрофическое: они 'халатные, неотесанные и продажные'.

Едва зарегистрировав свое предприятие, Александр столкнулся с этим. Уже приходили пожарные, чтобы напомнить о Дне пожарника, который нужно профинансировать. Милиционер тоже пришел засвидетельствовать свое почтение, а заодно и спросить, заплатил ли Александр за три места на парковке (которые ему вовсе не нужны).

Откат

Одно дело, что полиция, пожарники, местная администрация собирают мзду с фирм. Но совершенно другое дело - бизнес иного масштаба: в 2006 г. государство собирается разместить заказы на 30 миллиардов евро. И хотя на тендерах, которые начнутся с января, должно выиграть самое дешевое предложение, однако и эта новая система будет сорвана, потому что от тендера можно будет отказаться, если сделка состоится 'безотлагательно'.

Откат - вот оно, волшебное слово. Крупное московское рекламное агентство признало, что чиновники за государственный заказ берут 67%. Например: заключается сделка стоимостью в 100 000 долларов на информационную кампанию о бездомных детях. Чиновник подключает фирму, которая осуществляет 'концептуальную консультацию' стоимостью в 67 000 долларов. Фирма эта принадлежит родственникам или друзьям. В строительстве откат составляет от 15 до 40%, британский торговец компьютерами называет цифру в 30% за контракты по компьютерной технике.

Как показали результаты исследования Московского института 'Индем', взятки в России резко возросли. Если в 2001 г. одна взятка обходилась предпринимателю в среднем в 10 000 долларов, то сегодня на это уже потребуется 135 000. Предприниматель платит, например, если хочет избежать того, чтобы своей проверкой налоговая инспекция на многие месяцы парализовала его фабрику, а это - излюбленный трюк российских налоговых органов. В среднем предприниматель тратит в год на подкуп чиновников 244 000 долларов (в 2001 г. - 23 000 долларов). По оценкам общая сумма за 4 года возросла с 33 до 316 млрд. долларов.

Подобный феномен привел к тому, что Россия в рейтинге коррупции, составленном Transparency International, опускается все ниже. Сейчас она занимает 126-е место (в 2004 г. - 90-е) среди 158 стран. В этой 'лиге' играют такие государства, как, например, Албания или Сьерра-Леоне.

Многие россияне смирились с этим. Еще с царских времен чиновничий аппарат считался крайне коррумпированным. 'Воруют', - говаривал еще Петр Великий. Большинство людей думают, что Россия не может жить без взяток. 'Глупости!', - возражает на это Елена Панфилова из Transparency International. Взяточничество - это не характерный признак. Эстония 10 лет назад находилась на таком же уровне по коррупции. Сегодня, уже став членом ЕС, она находится в рейтинге на 27 месте.

'Сегодня в России царит коррупция как система'. Раньше Кирилл Кабанов, работая в спецслужбе, руководил Отделом по борьбе со взяточничеством. Сегодня он возглавляет Национальный антикоррупционный комитет. Он составил список 'Сколько стоит пост':

- офицера милиции - от 50 000 до 100 000 долларов;

- районного судьи - до 300 000 долларов;

- высокий пост в московской милиции - от 500 000 долларов;

- высокий пост в таможне - на миллионном уровне;

- сенатор в Совете Федерации - до 6 миллионов долларов;

- министр - до 10 миллионов долларов.

Как правило, спонсоры находятся среди бизнесменов, которым хочется иметь своего человека в государственном аппарате. Они делают предоплаты и платят наличными. Тем самым, с самого первого дня зависимость чиновника предопределена.

Связи

Даже известные иностранные инвесторы ничего не могут противопоставить этой системе. 'В течение шести лет, проведенных в России, я ставил свою подпись чаще, чем в течение предыдущих 56 лет моей жизни', - говорит глава мебельного концерна ИКЕА в России Леннарт Дальгрен (Lennart Dahlgren). По его оценке треть его времени уходит на общение с чиновниками. 'Мы никогда не даем взяток', - говорит Дальгрен. Однако чтобы получать разрешения вовремя, ИКЕА пообещала выделить более миллиона долларов, которые, по словам Дальгрена, должны пойти на социальные проекты.

Многим система дает возможность заработать себе на жизнь. Над письменным столом Сергея С. висит портрет Путина. Сергей С. - предприниматель. У него есть то, что в России называют 'связями'. С их помощью Сергей С. способен превращать пахотные земли в стройплощадки и промышленные зоны.

Иностранные инвесторы сидят в офисе у Сергея С. в городе Н. и на планах карандашом рисуют фабрики. Они надеются получить от него право собственности на землю. Для изменения предназначения земель Сергей С. должен собрать 120 чиновничьих подписей, в которых отказали бы простому смертному. Если какой-нибудь чиновник заупрямится, Сергей С. намекнет, что губернатор имеет в деле личный интерес. Так оно и есть: одним из соучредителей фирмы является родственник губернатора.

'Иностранцы часто используют таких помощников, чтобы потом смело заявить: 'Мы не даем взяток', - говорит Сергей Борисов, председатель общественной организации малого и среднего бизнеса 'Опора'. Инвесторы нанимают консалтинговую фирму. Как она решает проблемы, при помощи связей или взяток, это уже ее дело.

Лоббист Борисов сам в прошлом предприниматель, он строил бензоколонки. Для получения разрешений ему потребовалось 2250 подписей. '15 бензоколонок, по 150 документов на каждую и до 30 дней на документ - на это в общей сложности уйдет 188 лет', - подсчитал Борисов.

Рыночный потенциал

Многие воспринимают взятку как необходимое зло, которое несколько снижает сверхприбыли и ведет к удорожанию товаров и услуг. Совет по зарубежным инвестициям опубликовал результаты исследования под названием 'Россия как объект инвестиций'. В список основных 'зол' вошли: прежде всего, коррупция (87%), затем безграничная бюрократия (80%), несоблюдение законов (73%) и недостаточная защита прав собственности (69%). Однако все эти недостатки, по видимости, компенсируются масштабами российского рынка с его 143-миллионой армией потребителей. 80% инвесторов оценивают свою работу как успешную. 78% готовы расширить свою деятельность.

Цена

Коррупционные скандалы редко становятся достоянием публики. Так, компания Siemens, по словам ее бывшего менеджера, долгие годы давала взятки российским чиновникам, чтобы получать заказы на поставки медицинского оборудования. Недавно были арестованы сотрудник налоговой службы и служащий Центрального Банка, которые за 5,3 миллионов долларов закрыли глаза на налоговую задолженность в размере 50 миллионов.

Но такие аресты происходят скорее в тех случаях, когда появляются желающие занять кресло того или иного чиновника. Одним из последствий коррупции является неэффективное государство, неспособное защитить своих граждан. Размываются основы государственности. Только один россиянин из ста доверяет правоохранительным органам. Коррупция препятствует развитию предпринимательства. В России в настоящий момент насчитывается 951 тысяча мелких и средних предпринимателей, и этот показатель не меняется уже в течение нескольких лет.

Борьба с коррупцией

Существуют, по меньшей мере, официально, чиновники, которые объявляют войну коррупции. Андрей Шаров работает в доме, в котором Сталин когда-то решал вопрос национальных меньшинств. У него большой офис, соответствующий его должности начальника отдела Министерства экономики. 34-летний юрист с 'ежиком' на голове является 'отцом' реформ и строит грандиозные планы.

Шаров намерен сократить на половину нынешние пять тысяч функций федерального чиновничьего аппарата. Одна из таких функций - предоставление возможных и невозможных лицензий и их отзыв. Своей заслугой реформатор уже может считать проведение конкурсов на замещение вакантных должностей через интернет и выплату премий по результатам работы. Шаров не питает иллюзий по поводу быстрой модернизации госаппарата. 'Тем не менее, я хочу сделать так, чтобы через пять лет процесс реформирования стал бы необратимым'. Шаров приводит в пример Францию, где эффективность, по его словам, измеряется при помощи секундомера: 'Сдача налоговой декларации - 5 минут, регистрация автомобиля - 40 минут'.

У Шарова есть мечта: 'Я не хочу каждый раз звонить другу моего друга и просить сделать для меня то, на что я имею законное право'. Он действует как Дон Кихот в борьбе с ветряными мельницами. Политическая оппозиция? Судьи? Прокуроры? Журналисты? Счетная палата? Гражданское общество? Всем им нечего противопоставить российской коррупции.

Примечательно, что такие концерны как ТНК-ВР, Суал и Ленэнерго публично обязуются не давать взяток, а другие включают подобный пункт в свой кодекс поведения.

Елена Панфилова надеется на давление извне. Свои ожидания она связывает, в том числе, и с предстоящей ратификацией Конвенции о борьбе с коррупцией ООН. Этот документ предусматривает, в частности, замораживание счетов взяточников и межгосударственное сотрудничество в этой области. Чиновник, который не может документально подтвердить происхождение денег, позволяющих ему вести тот или иной образ жизни, должен иметь в виду возможность возбуждения уголовного дела.

'Во многих случаях деньги уже давно переведены на Запад. Значит, Запад также может оказывать давление, - полагает Кабанов. - Когда Госдепартамент США однажды намекнул, что может быть составлен черный список коррумпированных российских чиновников, люди из Кремля звонили мне и спрашивали: 'Кирилл, ты можешь сделать так, чтобы меня вычеркнули из этого списка?'

Решаемые задачи

Молодой предприниматель Александр уже получил несколько заказов для своей компьютерной фирмы. Сейчас ему нужно еще несколько лицензий для обслуживания компьютерных сетей. По его словам, до сих пор все проблемы были 'решаемыми'. Однако в ближайшем будущем у Александра не будет отбоя от визитеров. Согласно статистике, предприниматели в Москве подвергаются проверкам раз в две недели.

____________________________________________________________

Йенс Хартман отвечает на вопросы читателей ИноСМИ.Ru