С одной стороны, в Европе добыча нефти и газа сокращается. С другой стороны, как раз в странах ЕС растет потребность в энергоресурсах, а поэтому и импорт должен неизменно увеличиваться. То есть, зависимость от заграницы все увеличивается. При этом роль России как поставщика значительна. Но действительно ли ЕС попал 'в зависимость от российской трубы', как это сформулировал Австрийский институт международной политики во время одного из мероприятий в рамках 'Венских встреч с Восточной Европой', проходившей в Kontrollbank?

И насколько же значительна роль России в снабжении ЕС энергоносителями? Роланд Гетц (Roland Gotz), экономист и эксперт по России известного берлинского Фонда науки и политики, дал трезвые ответы на этот вопрос. И они не оказались настораживающими.

В настоящее время Россия - крупнейший экспортер нефти в мире и опережает даже Саудовскую Аравию. Но если на Ближнем Востоке стоимость добытого барреля нефти-сырца составляет примерно 2 доллара, то в России - около 12 долларов. Если Россия намерена сохранить свои объемы добычи, то ей необходимо будет осваивать все новые и новые месторождения во все более труднодоступных районах Севера и Дальнего Востока. Но освоение будет выгодным лишь тогда, когда цена на нефть достаточно высока. По мнению Гетца: 'Чем выше цена на нефть, тем больше месторождений в России будет осваиваться'.

Однако эксперт Фонда науки и политики прогнозирует, что в ближайшие 10-20 лет дополнительный спрос на нефть в Европе будет покрываться не столько за счет России, сколько за счет нефтедобывающих стран Каспийского региона (Азербайджан, Казахстан). 'Проблемы зависимости от России никогда не было, не будет ее и в будущем'.

А что же с газом? В роли поставщика газа Россия, действительно, важнее для государств ЕС, чем в роли поставщика нефти. Эта ситуация не изменится, тем более что Россия располагает крупнейшими газовыми месторождениями в мире.

Но и здесь Гетц не видит односторонней зависимости. По всей вероятности, доля России в импорте газа с нынешних 70% к 2020 г. снизится до 50%, потому что спрос европейцев будет все больше покрываться за счет поставок из Северной Африки и Ближнего Востока, а также из Каспийского региона.

Гетц: 'Диверсификация импорта нефти и газа делает зависимость от России относительной и позволяет более свободно вести диалог с Москвой. И тогда можно будет более открыто поднимать вопросы, которые Россия не очень любит обсуждать - демократизация, права человека, ценности'.

Гетц не видит особых результатов нынешнего энергетического диалога между ЕС и Россией: 'Хотя тем для обсуждения и много, но в результате получаются лишь пустые бумаги. Ведь энергетика пока еще не стала сферой общей европейской политики, как это существует с сельским хозяйством'.

Кроме того, 'бюрократы, конечно, могут вести диалог, но решения-то принимают крупные предприятия'. Гетц приводит в качестве примера - политически спорный - российско-германский проект Балтийского газопровода, инициаторами которого были, прежде всего, участники проекта - 'Газпром' и E.ON.

Но действует ли и в России принцип, согласно которому экономические соображения имеют приоритет над политическими интересами? 'Факт, что существуют сильные перекрестные связи между бюрократией и бизнесом, очевиден. Причем определить, кто же имеет решающий голос, достаточно трудно'. Если раньше Владимир Путин проповедовал уход государства из экономики, то сейчас все обстоит иначе: 'Такие крупные предприятия, как 'Газпром', сегодня снова рассматриваются как инструменты экономической политики, которые должны помогать в развитии экономики'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.