Процессы, идущие в последнее время, со всей очевидностью свидетельствуют, что Россия все более гибко реагирует на вызовы, продиктованные реалиями современного мира.

Россия меняет тактику, пытаясь вернуть себе роль одного из главных игроков в мировой политике, но теперь уже посредством экономических рычагов, в частности, за счет роста энергетического влияния в различных регионах.

Новая энергетическая стратегия России предусматривает активность одновременно по нескольким направлениям. Один из примеров этого - подписанное в Германии Путиным и Шредером соглашение о строительстве нового магистрального газопровода, который пройдет по дну Балтийского моря из России в Германию, минуя страны Балтии и Польшу.

По мнению бывшего президента Польши Квасьневского, данный проект является новым Пактом Молотова-Риббентропа.

Эту оценку следует понимать двояко: с одной стороны, она указывает на новое перераспределение Европы, с другой, - подчеркивает, что подобно Пакту Молотова-Риббентропа, который изменил политическую карту Европы лишь на недолгое время, новые российско-германские политические игры будут так же недолговечны.

Действительно, при правительстве нового канцлера Ангелы Меркель российско-германское стратегическое партнерство ставится в определенной степени под вопрос, хотя значение самого газопровода это отнюдь не умаляет.

Не скрывает озабоченности и бывший президент Литвы Витаутас Ландсбергис. Он считает, что новый российско-германский союз направлен на изменение политической карты Европы и запланированный газопровод оставляет страны Балтии и Польшу с надеждой на милость России и Германии.

Важна и роль официально открытого на днях газопровода 'Голубой поток', напрямую соединившего российское село Изобильное с турецким портом Самсун, в обход таких транзитных стран, как Украина, Румыния и Болгария.

Из Самсуна российский газ будет реэкспортироваться по территории Греции в Южную Европу (строительство этого участка газопровода уже начато), а в будущем - и в Израиль.

Интересно, что важнейшим партнером в российской энергетической стратегии мыслится Турция, которая, в свою очередь, стремится стать основным энергетическим коридором между потребителем - странами Европы и поставщиком - регионами Средней Азии, Каспия и Ближнего Востока.

Хотя, с другой стороны, пуск газопровода 'Голубой поток' еще более увеличивает энергетическую зависимость Турции от России, так как 60% импортируемого ею 'голубого топлива' составляет именно российский газ. К тому же, 'Газпром' не исключает строительства в Турции дополнительно еще одного газопровода.

Следует отметить и то, что на долю 'Газпрома' уже приходится 40% потребляемого Европой газа, а в странах Восточной Европы этот показатель еще выше и составляет три четверти. Посредством же двух новых трубопроводов 'Газпром', естественно, обретает дополнительные рычаги давления.

На официальном открытии 'Голубого потока' президент России Путин отметил, что 'начало эксплуатации этого газопровода - еще один шаг на пути построения единой энергетической системы Европы'. Нетрудно догадаться о стремлении России, чтобы создание этой системы проходило именно под ее контролем и отвечало ее интересам.

Примечательно, что премьер- министр Италии Сильвио Берлускони поддержал эту идею Путина, отметив, что 'если сегодня это - мечта, то в скором будущем она станет реальностью'.

'Газпром' намерен также, обогнув Босфор, проложить новый нефтепровод от Черного моря до средиземноморского порта Джейхан, что снимет проблемы при транспортировке российской нефти по территории Турции.

Таким образом, интересы в сфере энергетики стратегического партнера США - Турции и России все более прочно переплетаются друг с другом.

Еще один грандиозный российский проект - прокладка трубопровода на Востоке. Его назначение - экспорт нефти в Китай и Японию. Только Япония намерена вложить в строительство этого нефтепровода инвестиции в размере 14 млрд. долларов. Идут предварительные дискуссии и по поводу строительства в Мурманске терминала для поставок газа в Америку и т.д.

Однако на этом российские энергетические планы, конечно же, не исчерпываются.

Мы являемся очевидцами изменения политики России и в отношении государств Средней Азии. 14 ноября 'Газпром' заключил с газотранспортной компанией Казахстана пятилетний контракт, который дает ему возможность полностью контролировать транзитные поставки газа через территорию этой страны.

Кроме того, данное соглашение предоставляет российскому газовому гиганту право монопольно контролировать экспорт газа, добываемого в странах Центральной Азии. А это значит, что всем, кто захочет приобрести казахский, узбекский или туркменский газ, закупать его придется у 'Газпрома'.

Как видим, российская компания пытается исключить возможность производить в регионе Средней Азии без своего участия любые сделки, касающиеся газа. Тем самым соглашение наносит ущерб непосредственно интересам стран Балтии и Украины, которые до сих пор могли закупать газ у Туркмении без посредников.

Впрочем, зачем далеко ходить за примерами. Достаточно было посмотреть в последние дни на грузинских энергетиков, чьи растерянные лица красноречивее любых слов говорили о том, что надежды на прямые закупки газа в Туркмении потеряны, поскольку 'Газпром' фактически остается единственным монополистом, с которым Грузии и придется вести переговоры на фоне все более напряженных отношений между двумя странами.

Хотя, наверное, было бы все же лучше, чтобы раздающиеся уже в течение нескольких лет угрозы 'Газпрома' о повышении стоимости газа стали, наконец, реальностью, и мы, тем самым, избавились бы от подобного рычага давления.

Но гораздо большую озабоченность, чем рост цен на газ, вызывает то, что из-за вышеназванного соглашения может оказаться под вопросом строительство нового магистрального газопровода через территорию Грузии, разговоры о котором и без того затихли в последнее время.

Заинтересованность этим альтернативным газопроводом со стороны Запада и особенно Америки объяснялась именно желанием диверсификации маршрутов транспортировки газа из Средней Азии и Каспия.

Укрепление позиции России в Средней Азии не ограничивается лишь стремлением утвердить свою энергетическую монополию. Опять-таки в нынешнем ноябре между Россией и Узбекистаном заключен Договор о военно-союзнических отношениях. Подписание этого своего рода Пакта об обороне, свидетельствует о том, какой радикальный поворот произошел в отношениях между двумя странами, которые еще каких-нибудь два года назад характеризовались даже как враждебные. Правда, Узбекистан не отличается особыми запасами энергоресурсов, но его влияние в регионе велико. В изменении позиции этой страны существенную роль сыграла организация Соединенными Штатами 'цветных революций' на постсоветском пространстве. Именно после серии таких революций Узбекистан потребовал от США вывести американскую военно-воздушную базу со своей территории. Однако и российско-узбекский договор нельзя оценивать односторонне. Вот что пишет, к примеру, газета 'Коммерсант': 'Этим соглашением Россия превратила в свою внутреннюю проблему возможную гражданскую войну в Узбекистане'. А для России это фактически было бы равносильно открытию, параллельно с Чечней, второго фронта.

Так или иначе, уменьшение влияния США в Средней Азии очевидно. И это результат не столько стремления государств региона к России, сколько ошибочной политики самой Америки.

В энергетической стратегии России особая роль принадлежит Кавказу. Как известно, энергетическая система Армении полностью контролируется северным соседом. А к 2007 году, Россия, по заявлению Чубайса, планирует принять решение о синхронизации энергосистем своей страны, Ирана и Азербайджана.

Что касается Грузии, то Россия проявляет все большую и большую активность с целью освоить нашу энергосистему и стать в ней монополистом, не считая тех энергообъектов, которые уже переданы российским компаниям. Достаточно вспомнить о желании России купить магистральный газопровод Грузии. Этой сделке категорически воспротивилась Америка, и в виде компенсации выделила на реконструкцию данного трубопровода 200 млн. долларов из программы 'Миллениум'. Таким образом, США, фактически, выиграли в Грузии один раунд энергетической войны с Россией. Однако не менее важна заинтересованность того же Чубайса сделать капиталовложения в строительство Худони-ГЭС.

Сейчас активно идет процесс привлечения инвестиций для этой стройки. И если основным инвестором окажется Россия, это будет равносильно установлению монополии России на энергетическую систему Грузии.

Думается, из вышесказанного ясно, что энергетическая стратегия России, нацеленная на возвышение ее роли как одного из ведущих игроков в мире, уже пожинает плоды определенного успеха. Ну а чем отвечает Америка на энергетические вызовы России, и какие делает встречные шаги, а также, какую позицию занимает в текущих процессах еще один мега-игрок мировой политики Китай - об этом в следующем номере газеты.

Хатуна Лагазидзе - политический эксперт

____________________________________________________________

Грузия теряет свою функцию в мире ("Georgian Times", Грузия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.