Отрадно видеть, как южноамериканские страны, в частности, Венесуэла и Чили, мастерски разыгрывают сегодня нефтяную, газовую и медную карты, стремясь позиционировать себя на шахматной доске мировой геополитики, а также диверсифицировать портфель клиентов в соответствии с новой, шестиполюсной структурой миропорядка (. . .)

Но Великая мировая энергетическая революция началась благодаря российскому правителю Владимиру Путину. После периода неолиберальных заблуждений Горбачева и Ельцина, двух наивнейших людей, Путину удалось, словно в романе Достоевского, воскресить Россию из мертвых и использовать в игре геостратегическую карту.

Четыре газовых проекта России в Евразии (с Германией, Турцией, Японией и Китаем) настолько меняют всю мировую геополитику из-за масштабности задействованных здесь игроков, что впору ввести новый термин: 'русопровод' вместо привычного 'газопровод'.

Организация Peak Oil (24.11.05) отмечает, что 'Россия медленно, но верно выстраивает свою конструкцию многополюсного мира на основе нефти и газа', а Питер Лавелль (Peter Lavelle, UPI, 22.11.05) именует Путина 'энергетическим царем', имея в виду глобальное позиционирование 'Газпрома', ведущего газового концерна планеты. Путин даже назначил Дмитрия Медведева, председателя совета директоров этой компании, на пост вице-премьера, и многие видят в нем возможного путинского преемника. 'Две недавние зарубежные поездки Путина, - в Германию, в октябре месяце, и Турцию, на этой неделе, - а также нынешний визит в Южную Корею явно указывают на то, что международная программа 'Газпрома' и государственной НК 'Роснефть' являются частью целостной (дословно) энергетической стратегии Кремля'.

Мы уже отмечали в начале ноября, что строительство российско-немецкого газопровода 'изменит европейскую геополитику'. Посетив Турцию, единственную исламскую страну в составе НАТО, Путин принял участие в открытии газопровода 'Голубой Поток', стоимость которого оценивается в 3,4 миллиарда долларов, а пропускная способность в 16 млрд. кубометров. В проекте участвуют на равных итальянский нефтяной концерн ENI и российский 'Газпром', который словно вклинился между Италией и Турцией, странами-союзницами США. Русско-итальяно-турецкий газопровод выиграл без особой шумихи геополитическую партию в Закавказье у американо-британского нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, и, возможно, будет протянут в будущем до израильского порта Ашкелон (Debka, 24.11.05), что в очередной раз подтверждает путинское намерение превратить Россию в 'ведущую державу' на евразийском пространстве.

По мнению Лавелля, Путин продолжил в Южной Корее переговоры о строительстве 'восточного трубопровода' протяженностью в две тысячи километров, в сторону тихоокеанского побережья, 'для частичного покрытия потребности Китая и Японии в энергоресурсах'. Первоначально Китай будет получать три четверти, а Япония треть от общего суточного объема в 600 млрд. баррелей, который может утроиться в 2010 году. Япония планирует вложить в этот проект 18 млрд. долларов, плюс еще 8 млрд. долларов в освоение газовых месторождений 'Сахалин-1' и 'Сахалин-2'. Очевидно, что Россия выступает в качестве ведущей державы и, не желая вмешиваться в территориальный спор Китая и Японии, предлагает каждой из сторон по отдельному 'русопроводу'.

Интересно и то, что 'Газпром' обсуждает возможность строительства терминала в заполярном Мурманске для поставок сжиженного природного газа в США. Это происходит как раз в тот момент, когда Вашингтон намерен уделять большее внимание газовой сфере, чтобы уменьшить свою зависимость от ближневосточной нефти. 'Штокмановское месторождение. . . обладает достоверными запасами в 3,2 млрд. кубометров газа и, благодаря своему расположению, могло бы покрывать американские потребности в сжиженном природном газе в течение 50 лет (дословно)'. Легко сказать, однако мировая геополитика может претерпеть существенные изменения, когда 'русопровод' из Мурманска дойдет до Канады и США. Хотелось бы знать, по какой цене Россия станет отпускать Америке запасы мурманского газа, ведь это полный набор геостратегических козырей в руках у Кремля.

Лавелль не упускает из виду геостратегический аспект российской игры: 'Все эти газопроводы, за исключением 'Голубого потока', укладываются в путинскую стратегию, направленную на то, чтобы вернуть Россию роль одного из главных игроков (дословно) в мире'. Кстати говоря, группа из восьми экспертов по геополитическим вопросам под предводительством Питера Лавелля разработала обширный аналитический доклад под названием 'Россия - энергетическая сверхдержава' (The Russia Profile, 25.11.05), в котором выделяются три момента. Об одном из них пишет сам Лавелль: 'Путин поставил государственные энергоресурсы в центр своей внешней политики. Вероятно, он намерен утвердить Россию в качестве великой державы с помощью энергетики'.

Эксперт по России и странам бывшего СССР, академик Гордон Хан (Gordon Hahn), отмечает, что 'ядерный арсенал и ведущее геостратегическое положение (дословно) России определяют в равной степени (дословно) ее статус региональной державы (дословно) и важного игрока на мировой арене благодаря энергетическим ресурсам'. Наконец, Эрик Краус (Eric Kraus), эксперт московской компании Sovlink Securities, говорит о том, что 'американская поддержка Михаила Ходорковского была обусловлена обещанием олигарха отдать американцам российские нефтяные месторождения путем продажи 50% акций 'ЮКОСа' корпорации ExxonMobil'. . .

Один из замечательных экспертов по вопросам геополитики, Федерико Бордонаро (Federico Bordonaro), отмечает, что газопровод 'Голубой поток' открывает новые перспективы перед Москвой, 'которая использует свои огромные запасы энергосырья как геополитический козырь в непростой геоэкономической конкуренции России, Европейского Союза, США и Турции в зоне Южных Балкан, Черного и Каспийского морей' (Power and Interest News Report, 22.11.05). Вот так!

Лишенная нефти и газа Турция стала, как ни странно, энергетическим мостом, приняв участие одновременно в двух проектах: русско-итальянском 'Голубом потоке' и американо-британском Баку-Тбилиси-Джейхан. Главное, что Россия 'сумела, разыграв энергетическую карту, восстановить свое влияние и защитить собственные интересы в Южной Европе (. . .), благодаря чему только усилится ее финансовая и политическая мощь'.

Американский журналист Рон Синовиц (Ron Synovitz) подчеркивает, что 'Путин играет с Японией в политику нефтепроводов' (Asia Times, 23.11.05) и пытается столкнуть ее с Китаем (:), поскольку оба этих государства, по его мнению, 'добиваются эксклюзива' на российскую нефть и газ, а Путин рассматривает в качестве клиента весь Азиатско-Тихоокеанский регион. Как считает Синовиц, 'Россия стремится к тому, чтобы японские фирмы инвестировали больше денег в нефтяную инфраструктуру Сибири, а также в растущую индустрию переработки и сегмент высоких технологий'.

Судхир Чадда (Sudhir Chadda) пишет о подготовке 'стратегического торгового альянса' между Россией и Японией (India Daily, 23.11.05), но главным препятствием на его пути будут непростые переговоры о возврате Южных Курил Японии.

Обратной точки зрения придерживается Дэйв Эрнсбергер (Dave Ernsberger), главный редактор азиатской версии глобальной службы новостей о нефтяной отрасли Platt's: 'Россия сталкивает Японию с Китаем' в вопросе о маршруте трубопровода, используя свои нефтяные и газовые ресурсы как 'стратегическое оружие' при обсуждении всех прочих тем, поскольку 'добиться согласия Москвы на гарантированные поставки российской нефти куда важнее для японской внешней политики в долгосрочном плане. Япония занимает третье место по объему потребления нефти после Китая и США'.

Геостратегическая игра не сводится исключительно к энергоресурсам. Вернувшись из своей триумфальной поездки по странам Азии, Путин сделал остановку в столице российской золотодобывающей отрасли, Магадане, и оттуда подбросил настоящую бомбу, которая привела в дрожь Гринспена (Greenspan) и Бернанке (Bernanke) вместе взятых: он высказался за 'увеличение доли золота в золотовалютном запасе' страны (Правда, 23.11.05). Неужели Путин решил использовать комбинацию золота и энергосырья, чтобы похоронить доллар?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.