'В Кремле нет утечек' - об этом в России знают. А там, где ничего не просачивается, кремлевским астрологам приходится прибегать к догадкам. Кто правит самой большой страной мира в действительности? У кого в руках бразды правления?

Еще два года назад никто не сомневался в том, что им является президент Владимир Владимирович Путин, которого зовут по инициалам - ВВП (такая же аббревиатура по-русски у валового внутреннего продукта). В связи с делом ЮКОСа (разрушение нефтяного концерна, осуждение его бывшего главы Михаила Ходорковского) сомнений в том, что он обладает реальной властью, стало больше. Слишком противоречивыми были его распоряжения, слишком большой - разница между словами и делами.

Наблюдатели предполагают, что Путин оказался зажатым между двумя блоками. Главная линия водораздела пролегает, судя по всему, между выходцами из спецслужб и армии ('силовики') и представителями лагеря либеральных экономистов. Первые частично - крайние националисты, они выступают за национальную безопасность, контроль над экономикой и беспокоятся по поводу заговора Запада, направленного против России. Их главным представителем считается заместитель руководителя кремлевского штаба Игорь Сечин, который, как и большинство влиятельных выдвиженцев, на публике не появляется, и который - тоже родом из Санкт-Петербурга. К нему надо добавить начальника кремлевского управления кадров Виктора Иванова и банкира Сергея Пугачева. Публичными представителями этой группы являются премьер Михаил Фрадков, генеральный прокурор Владимир Устинов и, возможно, министр обороны Сергей Иванов и глава спецслужбы Николай Патрушев. Их одним из главных финансовых ресурсов является нефтяной концерн 'Роснефть'.

Лагерь либералов, которых называют также европрагматиками, говорит о демократии, конечно, только на словах, но, по крайней мере, выступает за рыночную конкуренцию. Их лидерами являются заместитель главы администрации Владислав Сурков, экономический советник Путина Андрей Илларионов, теперешний первый вице-премьер и бывший глава администрации Дмитрий Медведев, министр экономики Герман Греф и министр финансов Алексей Кудрин.

Между тем, либералы, судя по реальной политике, играют вторую скрипку. Согласно Ольге Крыштановской, занимающейся исследованием элит, почти 80 процентов людей из окружения Путина - силовики. Все остальное, говорит знающий обстановку человек, - это коалиции, формирующиеся независимо от идеологии. Ему вторит политолог Станислав Белковский, предпочитающий говорить об 'отдельных политэкономических группах, борющихся за власть и собственность'.

При этом роль Путина остается непонятной. Ясно лишь, что он пытается сбалансировать крайние позиции и, по крайне мере, внешне, не встает на сторону какого-либо из лагерей. Последние кадровые рокировки тоже продемонстрировали, что высокая степень неопределенности в национальной стратегии остается главным признаком путинской стабильности и на шестом году его правления.