Три года назад, когда Чарльз Райан (Charles Ryan) хотел продать свою долю в одном из московских инвестиционных банков, на Уолл-стрит это предложение не заинтересовало ровным счетом никого - слишком свеж у всех в памяти был российский дефолт 1998 года. Единственная серьезная заявка поступила тогда от "Deutsche Bank AG".

- Высшие эшелоны Уолл-стрита тогда свято верили в то, что если ты решился пойти на серьезные дела в России, значит, тебе всерьез надоела работа гендиректора, - вспоминает Райан.

Сегодня настроения в уолл-стритовском сообществе уже совсем не те. Большинство американских банков, которые после 1998 года либо "легли на дно" российского рынка, либо вовсе вывели свои активы из России - это и "Goldman Sachs Group Inc. ", и "Morgan Stanley", и "Merrill Lynch & Co. " - возвращаются, чтобы заработать на росте ценных бумаг и бурном развитии экономики. Те же, кто тогда остался - во главе с "Citigroup Inc." и "Deutsche Bank", - активно набирают новых сотрудников и в разы увеличивают масштабы торгов и продаж. А вчера "Deutsche Bank" объявил о намерении добавить к купленным 40 процентам акций "United Financial Group", того самого инвестиционного банка, что Райан продавал в 2003 году, и остальные 60 процентов. Сам же Райан в возрасте 38 лет займет пост главы всех российских структур "Deutsche Bank", в сферу действия которых также входят коммерческие банковские услуги, индивидуальное обслуживание, управление активами и операции по синдицированным кредитам.

По сведениям, полученным из близких к предстоящей сделке источников, нынешняя покупка обойдется немецкому банку в 420 миллионов долларов. Такая сумма означает, что сегодня рыночная стоимость UFG вчетверо выше, чем была в 2003 году, и довольно адекватно отражает общее состояние российского рынка, идущего на взлет уже два года, все то время, что бурными темпами растут цены на главные статьи российского экспорта - нефть, газ и металлы.

Особенно высоко московским инвестиционным банкам пришлось засучить рукава в этом году, на который одновременно пришлись взрыв акционирования и первичных предложений, привлечение российскими компаниями гигантских заемных средств и сумасшедшие темпы слияний и поглощений - причем во многих случаях речь идет о приобретении российскими компаниями активов за границей.

Поскольку все три ведущих рейтинговых агентства присвоили российским суверенным долговым обязательствам инвестиционный рейтинг, сегодня международные банки как никогда раньше охотно дают в долг российским компаниям. Внутри страны в этом году было выдано заемных средств более чем на 36 миллиардов долларов - таким образом, показатель уходящего года более чем вдвое перекрыл уровень года предыдущего, 14,5 миллиарда долларов, - а, по информации "Citigroup", первичные предложения акций российских предприятий составили в общей сложности 10 процентов объема новых выпусков на европейском рынке акционерного капитала. В общем, рынок кипит и остывать, похоже, не собирается.

- В следующие два-три года работа здесь будет весьма интенсивной, - считает Боб Фернандес, президент "J.P. Morgan Russia". Аналитики согласны с ним. По их словам, у не менее чем двух сотен российских компаний есть необходимые средства для того, чтобы в ближайшие три года выйти на первичное предложение.

Правда, на эту золотую лихорадку в какой-то момент легла тень негативных известий. После жестокой расправы властей с нефтяной компанией "ЮКОС" и ее основателем Михаилом Ходорковским, посаженным в тюрьму за мошенничество и уклонение от уплаты налогов, правительство стало активно забирать нефтяную отрасль под государственный контроль, и деловой мир в буквальном смысле почувствовал на себе дыхание Сибири. Однако, с другой стороны, для банков в этом климате открылись новые возможности - как в начале 90-х годов они толкались локтями за право сотрудничать с правительством, приватизирующим тысячи государственных предприятий, так и сейчас во властные кабинеты выстроились очереди из банкиров, не желающих оставаться вне обратного процесса - возвращения энергетического сектора под руку государства. Начались же эти очереди с покупки государственным газовым монополистом "Газпромом" нефтяной компании "Сибнефть" за 13 миллиардов долларов.

Может статься, банки, в спешке выводя на рынок российские компании, не замечают или не желают замечать определенных рисков, до сих пор связанных с российским бизнесом. В ноябре из совета директоров металлургической компании НЛМК был вынужден уволиться один из членов, чье имя всплыло в связи с обвинениями в мошенничестве в материалах уголовного дела, связанного с одним из местных производителей железной руды. Причем случилось это незадолго до того, как НЛМК объявил о планах размещения акций на Лондонской фондовой бирже. Однако крупных игроков, стремительно наращивающих присутствие в Москве, такие сигналы не смущают. "Morgan Stanley", например, вложил в местные сделки купли-продажи 60 миллионов долларов - это одно из самых крупных вложений банка в Европе за последние несколько лет. Спеша снять сливки с бума рынка акций, за этот год поднявшего главный российский фондовый индекс РТС на 77 процентов, собственные российские площадки по торговле акциями основали уже и "Citigroup", и "Dresdner Bank AG".

Чарльз Райан пришел в Россию еще в 1991 году, как раз тогда, когда распадался Советский Союз. Первым местом его работы здесь стало отделение Европейского банка реконструкции и развития в Санкт-Петербурге. Вскоре он уже стал консультантом молодой команды петербургских реформаторов по вопросам приватизации расположенных в городе активов, а в 1994 году они вместе с Борисом Федоровым, бывшим министром финансов, а затем членом совета директоров "Газпрома", основали "United Financial Group".

Первую серьезную проверку на прочность группе пришлось выдержать в 1998 году, когда Россия объявила дефолт по 40 миллиардам долларов внутреннего долга и большинство крупных банков вовсе свернули здесь свою деятельность.

Так последующие годы принесли московским инвестиционным компаниям полное господство в местном секторе инвестиционно-банковской деятельности. Дошло до того, что крупные сделки, которые обычно берут на себя большие международные банки, также доставались тем, кто удержался на местном рынке. UFG, например, стала консультантом ВР, когда та задумала войти в совместное предприятие с нефтяной компанией ТНК за 7,5 миллиарда долларов. Удалось ей закрепиться и в другой нише, предлагая иностранным инвесторам так называемые "серые" схемы, позволявшие им обходить ограничения на покупку иностранцами российских акций "Газпрома". Торговля акциями до сих пор остается для UFG главным источником дохода: оборот компании в этом секторе в прошлом году вырос до 56 миллиардов долларов (для сравнения - в 2003 году было 24 миллиарда).

Российский бум для инвестиционных банков должен сохраниться и в будущем году, поскольку с первичным предложением выйдут еще две крупнейшие государственные компании - ОАО "Внешторгбанк" и нефтяная компания ОАО "Роснефть". Последняя, по словам одного из членов правительства, может разместить акций, ни много, ни мало, на 15 миллиардов долларов. К тому же, полагает Райан, запланированная отмена ограничений на покупку иностранцами акций "Газпрома" добавит к общей сумме инвестиций в российские ценные бумаги около еще 3 миллиардов.

- Во взглядах на то, как идут дела в этой стране, Запад постоянно бросается из крайней эйфории в крайнюю же, абсолютную и полную депрессию, - говорит Райан. - Самая главная наша проблема в России - держать ровный киль.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.