Джон Эдвардс и Джек Кемп являются сопредседателями специальной группы по политике США в отношении России в Совете по международным отношениям

Вашингтон, 7 декабря 2005 года. Когда нынешней осенью мы были в Москве, почти все, с кем мы беседовали, соглашались с тем, что Россия неуклонно становится менее демократической. Однако общество и экономика России во многих отношениях являются более свободными сегодня, чем когда-либо. Наш визит убедил нас в жизнеспособности и потенциальных возможностях российских общественных и неправительственных организаций (НПО), примерно соответствующих тем, которые знакомы западным европейцам и американцам в своих собственных странах. К сожалению, этот сектор - правозащитные организации, экологические организации, институты по изучению политики, даже те организации, которые занимаются здравоохранением - сегодня оказался в опасности.

Самая последняя угроза для гражданского общества исходит от законопроекта, который инициировали члены партии президента Владимира Путина и других фракций Государственной Думы РФ (нижняя палата парламента). Этот закон в случае его принятия не разрешил бы, в числе прочего, иностранным некоммерческим организациям иметь свои представительства в России и лишил бы иностранных фондов российские организации, которые подозреваются в не получившей определения "политической" деятельности. Даже ограниченные гранты, которые разрешены новым законом, будут облагаться налогом в размере свыше 40%, как если бы это были корпоративные доходы. Этот закон затронет практически все некоммерческие организации.

Дума приняла этот закон в первом чтении подавляющим большинством голосов (370:18). Нужны еще два чтения, прежде чем новый закон войдет в силу; следующее чтение назначено на 16 декабря.

Если эта мера станет законом, она повлечет за собой свертывание плюрализма в России и сократит контакты между нашими обществами. Тем самым будет вопиюще нарушено обещание крепить эти связи, которое президент Путин дал многочисленным западным лидерам.

Принятие нового закона также придает неестественность перспективе того, что президент России будет принимать у себя очередной саммит Большой Восьмерки (G-8), несмотря даже на то, что законы его страны удушают контакты с мировым сообществом. Если такое случится, то контраст со встречей в Глениглсе (Gleneagles), Шотландия, прошлым летом - на которой НПО всего мира возглавили движение под лозунгом "Сделай нищету историей" - будет очень сильным. Это, к сожалению, льет воду на мельницу тех, кто утверждает, что России вообще не место в G-8.

Российские официальные лица и законодатели отреагировали на критику вышеназванного законопроекта заявлениями о том, что они лишь пытаются предотвратить внешнее вмешательство во внутриполитические дела. Хотя этот ответ несет в себе тревожащее эхо советских времен, российское правительство имеет законный интерес в том, чтобы оградить от вмешательства электоральный процесс и политические кампании. В конце концов, другие страны, включая и наши, имеют аналогичную цель - но они достигают ее без того, чтобы посягать на основополагающие свободы или изолировать свою страну от внешнего мира.

В действительности, цель предложенного закона куда шире. Высокопоставленные российские официальные лица называют НПО "пятой колонной" в российском обществе и даже ширмой для иностранных разведслужб. Если этот закон вступит в силу, у правительства появятся полномочия для закрытия некоммерческих организаций просто на том основании, что они находят их взгляды и деятельность неудобными для себя.

Инициатива Кремля является отражением нежелания тех, кто имеет власть в российском государстве, соглашаться с идеей, что гражданское общество им не подконтрольно. Для европейцев и американцев этот принцип является базисным. Без него нельзя претендовать на то, чтобы называться современной страной.

Те из нас, кто активно поддерживает расширение партнерских отношений с Россией и верит в то, что она способна построить у себя современные политические, экономические и общественные институты, должны послать однозначное сообщение: подобные законы делают эту цель недосягаемой. Президент Буш-младший (George W. Bush), очевидно, ставил этот вопрос на встрече с президентом Путиным в Южной Корее в прошлом месяце, и мы ожидаем, что он и его администрация будут поступать так и в дальнейшем.

Но президенту Путину должны говорить об этом не только Соединенные Штаты. Европейские лидеры, как те, кто находится во власти, так и те, кто ушел из нее, не меньше, чем американцы, заинтересованы в этом деле. Европейские организации установили и успешно развивают партнерские отношения с независимыми общественными организациями в России. В самом деле, отношения Европы с Россией не стали бы действительно "нормальными", если бы таких партнерских отношений не существовало.

Президент Путин сказал, что изучит возможность внесения поправок в предложенный законопроект, поскольку "гражданское общество в России не должно пострадать". Но этот законопроект плох не потому, что в нем содержатся те или иные агрессивные положения. Реальной проблемой является его подспудная цель, а это исправить невозможно.

Россия стоит перед выбором между возвращением в основное русло современного мира и затягиванием в водоворот реакции и изоляции. Для европейцев и американцев, которые хотят, чтобы Россия вернулась в основное русло - и которые верят, что у нас достаточно оснований для того, чтобы работать вместе - поступивший на рассмотрение Думы законопроект является серьезным предостережением относительно того, какой именно выбор делает Россия. Правильный совет для г-на Путина очевиден: отправить данный законопроект на полку и начать все с начала.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.