Дискуссия шла ровно 15 лет, и вот сегодня дан старт началу реализации одного из самых честолюбивых европейских проектов в области энергетики: в российском Бабаево, в 800 километрах севернее от Москвы, начинается строительство Североевропейского газопровода, который впервые соединит через Балтийское море месторождения газа в Сибири с Европой.

Проект громадный, но и спорный. Газопровод необходим, чтобы удовлетворить дополнительные потребности Европы в газе, подчеркивают представители компаний, участвующих в проекте: 'Газпромa' Eon и BASF. В то же время критики считают, что он усилит зависимость от России.

Протяженность газопровода через Балтийское море составит 1200 километров, его конечная точка - вблизи Грайфсвальда. Оттуда газ можно будет перебрасывать на юг и запад, вплоть до Великобритании. Первоначально планируется построить одну нитку, по которой с 2010 года должны транспортироваться 27,5 миллиарда кубических метров газа. Предположительно, будет построена вторая нитка такой же мощности. Партнеры инвестируют в реализацию проекта более четырех миллиардов евро.

'Потребление газа в Европе резко увеличится, мы должны транспортировать большие объемы газа - и потому поддерживаем проект', - говорит комиссар ЕС по вопросам энергетики Андрис Пиебалгс (Andris Piebalgs). По данным Международного агентства по энергетике (IEA), спрос на газ в Европе будет увеличиваться в период с 2003 года по 2030 год на 1,5 процента ежегодно: с 520 до 778 миллиардов кубических метров. Эксперты ожидают рост прежде всего в области производства электроэнергии. Современные электростанции, работающие на газе, все больше будут приходить на смену атомным электростанциям и станциям, работающим на каменном угле.

'Если все будет именно так, то мощности газопровода через Балтийское море будут быстро исчерпаны, - говорит эссенский профессор энергетики Дитер Шмитт (Dieter Schmitt). - Но чем выше цена на газ, тем сомнительнее прогнозы'. Еще два года назад электростанции, работающие на газе, считались средством повышения темпов роста, сегодня в связи с ростом цены они в значительной мере утратили свою рентабельность.

Для руководства 'Газпрома' рыночные прогнозы имеют лишь второстепенное значение. Для российского концерна прямой трубопровод в Европу имеет прежде всего стратегическое значение. Пока трубопроводы проходят по территории транзитных стран, таких, как Польша и Украина, требующих за транзит платить и выступающих против строительства новых веток. С появлением нового трубопровода 'Газпром' сможет диктовать условия - и, например, построить ответвление в сторону Скандинавии.

Европа обязана поставить перед собой другой вопрос, имеющий стратегическое значение: в какой мере государства хотят быть зависимыми от российского газа? Для Германии, например, покрывающей за счет российских поставок 35 процентов своих потребностей, Россия уже сегодня является одним из важнейших поставщиков, и тенденция набирает силу. Потребности Европы в импорте будут расти, так как свои резервы, - например, английские месторождения на побережье Северного моря - истощаются. 'Нам не нужны новые газопроводы из России, нам необходимы новые источники энергоносителей', - говорит один высокопоставленный менеджер, работающий в области энергетики, компания которого не хочет участвовать в консорциуме. Реальной альтернативы пока не существует. В поставках через газопроводы может конкурировать только норвежский газ.

Но у некоторых конкурентов существуют варианты. У австрийского нефтяного концерна OMV есть проект Nabucco, предусматривающий транзит газа из Ирана через Турцию в Западную Европу. Альтернативой становится также сжиженный газ, который из-за дороговизны долгое время считался неконкурентоспособным. В проекте собирается участвовать концерн Eon, он планирует построить первый терминал для сжиженного газа в Вильгельмсхафене, изучает возможности производства в Катаре. Глава правления Вульф Бернотат (Wulf Bernotat) оценивает проект в пять миллиардов евро и, очевидно, готов их выложить. 'Но это пока дело будущего', - говорит эксперт в области энергетики Шмитт. 'Европа находится в зависимости от России, и эта ситуация сохранится', - считает также Бертольд Ханнес (Berthold Hannes) из консалтинговой фирмы A.T. Kearney.

Для концернов Eon и BASF решение считается принятым. Они хотят увеличить инвестиции в России и принять участие в добыче газа. 'Газпром' в ответ требует инвестиций в строительство нового газопровода. В сентябре компании заключили соглашение, согласно которому 51 процент проекта финансирует 'Газпром' и соответственно по 24,5 процента - немецкие компании. Должен появиться, по меньшей мере, еще один партнер - в счет немецкой стороны. 'Газпром' говорит о концернах BP и National Grid, голландской компании Gasunie и о компании Gaz de France. Но сегодня для принятия решения о создании компании по реализации проекта еще должны встретиться главы 'Газпрома', Eon и BASF: Алексей Миллер, Вульф Бернотат и Юрген Хамбрехт (Jurgen Hambrecht).