Даже в Вашингтоне - городе, населенном лоббистами, когда-то занимавшими руководящие посты, и государственными чиновниками, когда-то работавшими лоббистами, трудно найти более популярную новость, чем история с Герхардом Шредером (Gerhard Schroeder). На прошлой неделе бывший канцлер Германии объявил, что он принял предложение о трудоустройстве от государственной энергетической мега-компании России. В последние дни своего пребывания на посту канцлера Шредер подписал соглашение о строительстве вызвавшего большие дипломатические споры и возражения экологов балтийского газопровода из России в Германию. А сейчас он работает в компании, которая будет этот газопровод строить. Это выглядит точно так же, как если бы Джимми Картер (Jimmy Carter) договорился о возврате Панамского канала Панаме - а затем подписал выгодный контракт о своем назначении на пост руководителя морских перевозок.

Но здесь присутствует нечто большее, нежели поиски бывшим канцлером Германии путей личного обогащения - или средств для выплаты алиментов трем своим бывшим женам. Вся эта история отражает рост международного влияния российских денег. Если саудовские арабы на протяжении всех семидесятых годов занимались скупкой лондонской недвижимости, то русские магнаты провели первое десятилетие своего "миллиардерства", загорая на юге Франции и катаясь на лыжах по склонам альпийских горных курортов. Но позже саудовские богачи научились более плодотворно тратить свои деньги - вводить известных и влиятельных американцев в состав советов директоров, вносить пожертвования в их любимые фонды, даже заводить дружбу с их женами. А теперь и русские поняли, что нефтедоллары имеют большую силу.

Пока они занимаются тем, что пытаются завоевать для себя респектабельность. Это та респектабельность, которая поможет американцам забыть темное происхождение их капиталов и даст российским компаниям заветную возможность попасть в котировочные списки западных фондовых бирж. Нефтяной магнат Михаил Ходорковский, оказавшийся в тюрьме отчасти из-за того, что слишком хорошо освоил подобный род занятий, вносил большие денежные вклады в Библиотеку Конгресса США. В ответ главный библиотекарь Конгресса устроил прием в честь его фонда. То же самое стремление к респектабельности заставило другого российского магната Владимира Потанина стать покровителем искусств. В знак благодарности нью-йоркский Музей Гугенхайма ввел его в свой управляющий совет.

В этом году Центр Вудро Вильсона - федеральное учреждение, получающее кое-какие частные пожертвования и включающее в свой состав Институт Кеннана, который занимается перспективными исследованиями России, пошел даже дальше. Он вручил руководителю еще одной гигантской нефтяной компании "Лукойл" Вагиту Алекперову приз "корпоративного гражданства" (награда за социально ответственное поведение компании - прим. перев.). На обеде по поводу вручения награды Джеймс Лангдон (James Langdon) из юридической фирмы Akin Gump Strauss Hauer & Feld приветствовал Алекперова, назвав его "новатором и лидером". Это вполне устроило все заинтересованные стороны. Алекперов, который с поразительной быстротой получил 10 процентов акций компании, чьи нефтяные запасы не уступают Exxon Mobil, обрел необходимую репутацию. На том обеде Центр Вудро Вильсона собрал в виде пожертвований около 400 000 долларов, получив их в основном от американских нефтяных компаний. Главный организатор сбора средств Фрэд Буш (Fred Bush) говорит о новых русских миллиардерах так: он "счастлив получать их деньги" и хочет, чтобы те давали еще больше.

Другие же говорят, что русским акулам бизнеса следует поддерживать русских ученых, а не транжирить деньги на покупку "билетов наверх". Рост такого влияния вызывает определенный дискомфорт: связано это прежде всего с тем, что многие российские компании не совсем независимы от своего государства. На прошлой неделе директор Никсоновского центра Пол Сандерс (Paul Saunders) гневно опроверг сообщение одной российской газеты о планах Кремля по созданию аналитического центра, который будут финансировать правительство и олигархи России. Новая организация будет связана с Центром Никсона, являющимся филиалом Библиотеки Ричарда Никсона. Сандерс признает, что Никсоновский центр принимает "небольшие" суммы денежных средств из России, однако он выступил с заявлением, в котором назвал автора опубликованной статьи "специалистом в области черного пиара". Директор Института Кеннана Блэр Рубл (Blair Ruble) также обеспокоен тем, что на некоторых его научных сотрудников могут оказывать воздействие российские деньги. Он признает, что у него есть ряд вопросов относительно пожертвований "Лукойла" и прочих компаний из России. По его словам, он не разрешает, чтобы спонсоры каким-либо образом влияли на исследовательскую работу. Рубл говорит, что когда такие люди как Шредер идут на работу в "Газпром", ему становится "все труднее и труднее" выдвигать перед сборщиками средств и советами директоров аргументы в пользу отказа от русских денег.

Общероссийская параноидная убежденность в том, что все люди, выражающие какие бы то ни было мнения, получают за это деньги, является, пожалуй, самой непривлекательной чертой российской политической культуры. Я не намерена сейчас на этом останавливаться. Однако новое назначение Шредера дает повод подозревать наличие в этом поступке смешанных мотивов. Теперь российские компании, подобно своим саудовским и, безусловно, американским коллегам, дали понять, что они не останутся в долгу перед своими друзьями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.