Расследование по делу программы 'Нефть в обмен на продовольствие', проведенное Полом Волкером (Paul Volcker) показало миру, что у Саддама Хусейна не было лучшего политического друга и делового партнера, чем Кремль. Это вовсе не смутило российского президента Владимира Путина. По-видимому, успех Саддама настолько его впечатлил, что теперь он сам пытается ценой энергоносителей приобрести влияние на Западе.

Он уже преуспел в Германии, предложив выгодную работу Герхарду Шредеру всего через несколько недель после того, как тот покинул пост канцлера. Герру Шредеру предстоит стать председателем наблюдательного совета компании 'Североевропейский газопровод', которой управляет 'Газпром', российский государственный энергетический концерн. Как отмечает на соседней странице Гарри Каспаров, Шредер поддерживал идею газопровода, еще находясь у власти, а теперь будет лично следить за его строительством.

Но это еще не все. В конце прошлой недели просочились сведения о том, что Путин предложил бывшему министру торговли США Дональду Эвансу (Donald Evans) место в руководстве российской нефтяной компании 'Роснефть'. Сообщается, что Эванс, бывший нефтедобытчик из Техаса и близкий друг президента Буша, рассматривал это предложение. Будем надеяться, что он от него недвусмысленно откажется.

Хотя бывшие чиновники имеют право зарабатывать себе на жизнь, предложение о работе в 'Роснефти' является в нескольких отношениях морально неприемлемым. Своим возвышением компания обязана приобретению в прошлом году основного производственного звена ОАО 'ЮКОС', частной нефтяной компании, которая была доведена до банкротства в результате яростной юридической атаки Кремля, правомерность которой находится под большим вопросом. Бывший руководитель 'ЮКОСа' Михаил Ходорковский в настоящее время отбывает восьмилетний срок заключения в Сибири за мошенничество и уклонение от уплаты налогов. Атака на 'ЮКОС' произошла после того, как Ходорковский поддержал некоторых политических противников Путина.

Возможно, Эванс думает, что, войдя в руководство 'Роснефти', он придаст некую прозрачность российской компании, стремящейся выйти в следующем году на западные фондовые рынки. Но, если он примет это предложение, то Кремль представит это таким образом, что в Соединенных Штатах не видят ничего страшного в разгроме 'ЮКОСа' или, по крайней мере, там о нем забыли. Можно с уверенностью сказать, что Путин, нанимая Эванса, хочет купить нечто большее, чем американский опыт в энергетической сфере.

Дело приобретает еще более неприятный оттенок, учитывая то, с каким презрением Путин отнесся к расследованию Волкера. Кремль на каждом шагу чинил препятствия следственной группе, хотя расследование было официально инициировано Советом Безопасности ООН, постоянным членом которого является Россия. Волкер персонально просил Путина об оказании помощи, но безрезультатно.

Тем не менее, следственной группе стало известно из других источников, что администрация президента России получила от Саддама 21 350 000 баррелей нефти. Кремль направлял доходы от программы 'Нефть в обмен на продовольствие' своим избранным клиентам внутри страны, используя в то же время право вето в Совете Безопасности ООН для продвижения интересов Саддама. Те же самые россияне, что разживались на программе 'Нефть в обмен на продовольствием', могут стать новыми коллегами Эванса.

Приятная неожиданность, которую принесло расследование Волкера, заключается в том, что Саддаму удалось перекупить очень немногих американцев. Думаем, что одной из причин этого был Акт о коррупционной практике за границей (Foreign Corrupt Practices Act), не позволяющий американцам платить или принимать взятки, работая за рубежом. Хотя предложения о работе, которые делает Путин, не являются взятками в строгом смысле слова, они все же показывают, что Кремль считает, будто добрую волю политических и деловых элит Запада можно так запросто купить.

Возможно, Шредер не видит ничего дурного в том, чтобы связываться со всей этой компанией, но надеемся, что Эванс покажет Кремлю, что у бывших членов американского кабинета более высокие стандарты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.