Эскалация газовой войны между Москвой и Киевом является наглядным показателем начала новой эры 'холодного мира' в Европе. Россия чувствует себя отвергнутой Западом и оттесненной в Азию. ЕС и США с растущим недовольством наблюдают за авторитарными тенденциями в российской внутренней политике.

Причиной нового похолодания являются несколько факторов. После вступления бывших государств Варшавского Договора в ЕС политика этой организации в отношении Москвы стала намного критичнее. Поддержка Западом украинских демократов в борьбе за власть во время Оранжевой революции была воспринята в Москве как атака на традиционную сферу влияния.

Обмен ударами между Россией и Западом становился в последние месяцы все более жестким. Россия после утраты своего влияния на Украине была вынуждена в первой половине года смириться также с утратой своей сферы влияния на Южном Кавказе и вывести свои военные базы из Грузии. В результате сдачи в эксплуатацию нефтепровода Баку-Джейхан Москва потеряла свою монополию на поставки энергоносителей из Каспийского региона на Запад.

Ответ России не заставил себя ждать: летом Шанхайская организация сотрудничества была трансформирована в военно-политический союз под российско-китайским руководством, из Средней Азии были изгнаны военные базы США. Индия, Пакистан, Иран и Белоруссия присоединились в качестве наблюдателей к новому центру гравитации, который можно было бы рассматривать в качестве противовеса однополярному мировому порядку США. Россия вопреки существовавшим договоренностям начала вооружать Иран и Сирию противоракетными системами.

США реагируют на это по-своему. Они хотят продемонстрировать теперь военное присутствие на западном побережье Черного моря, теснее привязать к натовским структурам сотрудничества Украину и изгнать Россию с ее военно-морской базы в Крыму. Вашингтон неофициально поддержал создание нового 'Содружества демократического выбора' - регионального союза постсоветских государств, ориентирующихся на Запад. С помощью этой организации планируется ослабить СНГ, в котором доминирует Москва, и подготовить почву для третьего этапа расширения НАТО на восток. Организация служит также для создания альтернативного России энергетического альянса с Западом.

Это был тот момент, когда Москва прибегла к своему самому эффективному инструменту власти, чего она не делала даже в годы 'холодной войны'. С Германией незадолго до ухода доброжелательно настроенного к России федерального канцлера Герхарда Шредера (Gerhard Schroeder) был решен вопрос о строительстве вызывающего споры Балтийского газопровода. В будущем он должен лишить нынешние транзитные страны, через территорию которых осуществляется транспортировка российского газа на Запад, бизнеса на энергоносителях. 'Газпром' неожиданно потребовал от государств 'Содружества демократического выбора' платить за поставки газа по мировым ценам. Эти страны получают энергоносители из России по низким советским ценам. С помощью этого инструмента Москва полагала контролировать страны. Те, кого это коснулось, прибегли к самообороне: Литва намекнула о возможности помешать транзиту газа в российский анклав, Калининградскую область, Киев пригрозил прекратить подачу электроэнергии на российскую военно-морскую базу в Севастополе.

ЕС вмешиваться в российско-украинский газовый конфликт не может. Он, правда, требует от Москвы в ответ на ее вступление в ВТО ввести на внутреннем российском энергетическом рынке тоже мировые цены. Запад будет пытаться наказать Россию через международные органы. Большая Семерка теперь все же не будет трансформирована в Большую Восьмерку с членством России. Однако конфликтный потенциал может нарастать: некоторые политики на Западе делают ставку на президентских выборах в Белоруссии на жесткую линию "regime change". Авторитарный Александр Лукашенко ищет защиты у России. В связи с конфликтной ситуацией рассчитывать на общую демократизацию страны с помощью Запада и России не приходится.

Произойдет ли спустя 15 лет после краха коммунизма раскол европейского континента? Либеральная западная модель вряд ли найдет применение в России и в Средней Азии. Там на долгое время сохранится традиционная авторитарная модель. Но Запад должен был бы сделать ставку на другую Евразию. Экономика этих стран, в отличие от девяностых годов, уже не находится в состоянии упадка. Наоборот, рост экономики в России и в Казахстане усиливает регион в политическом плане. Реально там может образоваться новый всемирно-политический силовой центр, который, благодаря своим гигантским запасам сырья, будет доминировать среди соседей ЕС, имеющих для него стратегическое значение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.