Европа порядком испугалась и вздрогнула от холода, как только Россия решила передвинуть на доске энергетическую фигуру. Эта страна влияет на ход европейской и мировой политики с тех самых пор, как Наполеону вздумалось совершить зимой 1812 года победный военный бросок в российские степи, о котором мы знаем сегодня по бессмертной увертюре Чайковского и великому роману Толстого 'Война и мир'.

Россия жива, обладает огромной мощью и способна изменить мировой порядок, несмотря на то, что в 1989 году, с падением Берлинской стены, либералы-триумфаторы провозгласили конец истории. Не важно, что на обломках Советского Союза так и не появились масштабные и здравомыслящие лидеры; что нет ни партий, ни нового общества, ни новой экономики, а энергетический комплекс оказался в руках горстки ловкачей, взращенных в недрах прежней системы.

Несмотря на все эти обстоятельства, Россия играет решающую роль в мировой истории. Крайне слабое государство сочетается в этой огромной стране с поистине макиавеллевским инстинктом всех ее правителей со времен Петра Великого.

Российская мощь во многом связана с размером страны. Ее необъятная территория и выносливость ее населения помешали захватить Европу в позапрошлом веке Наполеону, а в прошлом - Гитлеру. Но правда и то, что в мирные времена, по завершении этих колоссальных для нее баталий, Россия насаждала автократические принципы везде, где только оказывались ее войска. Один из екатерининских генералов произнес однажды знаменитую фразу о том, что Россия не сможет спать спокойно, пока ее солдаты не будут контролировать обе стороны ее обширных рубежей.

По окончании наполеоновских войн Россия стала участницей Священного Союза, чтобы сохранить существовавший порядок и не допустить распространения Французской Революции. Когда окончилась последняя мировая война, она поступила точно так же во имя коммунистической идеи, вследствие чего ее собственное население и еще пол-Европы лишились свободы.

Советская империя рухнула благодаря горбачевской перестройке, но из русских не выветрился экспансионистский инстинкт. Дрожь пробирает от мысли о том, что на протяжении последних четырех столетий Россия завоевывала новые территории со средней скоростью в пятьдесят квадратных километров в день.

Присоединение новых земель означало также приход новых этнических групп, различных верований и разнородных культур, что затрудняло создание единого государства. И в 1989 году оно рухнуло, воплощая так и не исполненное ленинское обещание о том, что Россия больше не будет тюрьмой народов.

Не случайно, что энергетические проблемы сконцентрировались сегодня вокруг Украины, колыбели российского государства, обретшей самостоятельность во времена ельцинского попустительства.

Цена на энергоресурсы всего лишь предлог, чтобы перекрыть поставки на Украину и в Молдавию. Кремль утверждает, что это не затронет страны Центральной Европы, зависящие от импорта российской энергии. Польша, Чехия, Словакия и Венгрия вздрагивают всякий раз, как меняется ситуация в Германии или в России. Именно поэтому так важно для поддержания мира в Европе и в глобальном масштабе присоединение этих государств к Европейскому Союзу, который гарантирует права и свободы и не претендует на разрешение национальных споров с помощью войск.

Европе следует стремиться к мирным и спокойным отношениям с Россией, но при этом не забывать о своей атлантической связи. Американская мощь и огромная российская территория, простирающаяся от Польши до Тихого океана, не должны становиться тисками для многоликой Европы и ее прогресса. Хавьер Солана прекрасно в этом разбирается и неустанно работает на обоих направлениях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.