Итак, Ангела Меркель (Angela Merkel) после своего визита в Москву пообещала продолжить 'очень интенсивный диалог' с президентом Владимиром Путиным по таким вопросам, как демократические свободы. Это не совсем то, что нужно. Она должна оказывать давление на Путина по вопросу одной специфической свободы, до недавнего времени представленной одним лишь именем: Андрей.

Речь идет об Андрее Илларионове. Илларионов - человек, который до декабря прошлого года был экономическим советником Путина и был его шерпом на встречах "Большой восьмерки" промышленно развитых стран. Однако сейчас он размышляет над тем, кем ему быть после конфликта с боссом, в результате которого он отказался от своего поста.

'Россия перестает быть свободной, - сказал Илларионов в телефонном интервью на прошлой неделе. - Невозможно заниматься политикой. Политика закрыта'. Его знакомых заставляют молчать.

Для того чтобы понять, почему такой человек, как Илларионов, произносит столь зловещие слова, стоит перенестись в более счастливые для России 1990-е годы. Несколько либеральных экономистов, среди них Илларионов и Герман Греф, боролись за реформы. С убежденностью, которой часто не хватает в Западной Европе, они настаивали на том, что государственного капитализма недостаточно для обеспечения экономической или политической стабильности России. Это сможет сделать лишь подлинный рыночный капитализм.

Илларионов говорил гостям о том, как предприниматели нуждаются в стимулах и свободе действий; он думал о замене прогрессивной налоговой шкалы плоским налогом. С последней идеей изо всех сил боролась номенклатура - экономическая номенклатура самой Европы. Единая шкала в небольшой стране, экономика которой находится в критическом положении - может быть, но единая шкала в огромной стране? В стране, где доходы от продажи нефти могут стимулировать уплату плоского налога? Опасно. Но мы с удовольствием наблюдали за тем, как российские либералы оказываются проницательнее своих назойливых западных коллег.

Путин включил в состав своего правительства либералов-диссидентов - Греф стал министром экономического развития - и реализовал некоторые из их идей. Реформы, среди которых было введение единого 13-процентного подоходного налога, способствовали росту российской экономики. Оказалось, что можно собирать налоги без помощи людей в масках и с автоматами. Несомненно, помогли все эти нефтедоллары. Но по законам экономического либерализма Россия могла стать более чем нефтегосударством.

Было здесь и еще один тонкий момент. Само присутствие либерала во власти давало позитивный сигнал. В 2002 г. Илларионов заявил журналу Business Week, что отсрочка по выплате старого долга СССР - это 'хулиганство' - чудесно!

Потом была позиция Илларионова по Киото. В 2004 г. ключ к подписанию Киотского протокола о глобальном потеплении был в руках России. Это был напряженный дипломатический момент. Тони Блэр считал Киото личным моральным вызовом. Ученые британского премьер-министра третировали ученых Путина, будто те - двоечники в первом классе английской школы.

Однако ответ британским ученым дал Андрей, летавший по всему миру и объяснявший при помощи презентаций в PowerPoint, почему России не следует подписывать Киотский протокол. Подписание протокола, говорил он, это отказ от роста в то время, когда российской экономике нужно быстро развиваться, чтобы сохранить демократию. Илларионов всегда был прямолинеен: 'Киото убивает рост'.

Хотя Путин в конечном итоге подписал Киотский протокол, благодаря Илларионову Россия выглядела либеральной в лучшем англо-американском смысле. Даже адрес электронной почты Илларионова как бы говорил о постсоветском потенциале: adviser@kremlin.ru.

За последний год стало ясно, что Путин просто оттягивает время для укрепления своей власти. Дурным знаком было заключение под стражу руководства ЮКОСа. Затем Россия сыграла грязную роль во время выборов на Украине, и теперь она решает сократить с нового года поставки газа на Украину. Хотя Илларионов оставался на своем посту, Путин держал его в тени. Ослабление позиции Илларионова позволило противникам нещадно критиковать его как человека слишком резкого или маргинального для правительства.

На прошлой неделе 'резкий' Илларионов разъяснил свою позицию по газу для Украины. Ранее в газетах писали, что он назвал увеличение Россией цены незаконным. Это было не так. Он говорил о привычке России ссылаться на 'свободу рынка' при избирательном повышении цены.

'Я сказал, что желание поднять цену было законным', - заявил он. Проблема в том, что такие решения должны быть всеобщими. Если у России одна цена для Белоруссии, а другая - в пять раз выше - для Украины, то у нас не либеральная экономическая политика. Мы имеем дело с рыночной дискриминацией.

Когда Илларионов столь изящно излагал эти ученые мысли, мне вспомнилась старая истина: правительствам нужны свои Андреи, чтобы оставаться честными. Наличие Андрея - показатель стабильности и свободы. Конечно, вы можете возразить, что случай Илларионова - типичная история рассерженного сотрудника, который должен был уйти полтора года назад. Вторая часть этого замечания справедлива - честный человек не должен позволять мешать себя с грязью. Возможно, он был не прав, оставаясь на своем посту.

Но ведь на своем посту остаемся и мы, все ожидая, что Путин вновь вступит на путь демократии. Мы делаем вид, что вопрос о газе для Украины не столь важен, равно как и то, что 'Газпром' принял на работу анти-Андрея, Герхарда Шредера, человека, который никогда в жизни не сможет объяснить различия между рыночным и государственным капитализмом.

Этим летом Путин будет хозяином саммита 'Большой восьмерки', на который приедет и президент США Джордж Буш. Если этот вопрос не задаст Меркель, его должен задать Буш: 'Где ваши Андреи?'

_______________________________________________________

Путин укрепляет свою власть("Time", США)

Илларионов: G8 ведет политику умиротворения России ("The Financial Times", Великобритания)

Современный Джордж Кеннан? Еще один взгляд на Андрея Илларионова ("Johnson's Russia List", США)

Андрей Илларионов: Что делать с российской экономикой ("The Financial Times", Великобритания)

Андрей Илларионов - человек Кремля, но не фанат государственного контроля ("The Financial Times", Великобритания)

Андрей Илларионов: Государство мешает росту экономики России ("The Financial Times", Великобритания)

Умный шут Путина ("The Financial Times", Великобритания)

Потемкин свободного рынка ("The Wall Street Journal", США)

Андрей Илларионов: И дым Киото нам ни сладок, ни приятен. . . ("The Financial Times", Великобритания)

Либеральный экономист в сердце Кремля - загадочная откровенность Андрея Илларионова ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.