Москва, 23 января 2006 года. Недавнее нападение человека, который размахивал ножом и кричал "Я убью евреев", породило обеспокоенные дебаты по вопросу роста ксенофобного насилия в России и мер по его предотвращению.

Это нападение в расположенной в центре Москвы синагоге "Шабад", в результате которого получили ранения восемь человек, осуществил Александр Копцев, нелюдимый молодой парень, который, по свидетельству милиции, находился под сильным влиянием неонацистских книг и интернет-сайтов. В российской прессе сообщается, что он в последнее время увлекался проповедующей насилие компьютерной игрой, где один почтальон теряет рассудок и начинает нападать на всех, кто попадается ему на глаза. Г-ну Копцеву предъявлено обвинение в покушении на убийство с целью "оскорбления национальных или религиозных чувств", что по российским законам считается тяжким преступлением.

Это было одно из целого ряда мотивированных расовой ненавистью нападений, в результате которых, по свидетельству правозащитных организаций, только за прошедший год были убиты более 40 человек.

Представители миноритарных национальных общин жалуются на то, что российская милиция, по их мнению, зачастую неохотно расследует уголовные преступления, осуществленные, возможно, на расовой или религиозной почве (такие, например, как уличные нападения на двух московских раввинов ранее в этом месяце), и квалифицирует подобные преступления как "хулиганство".

"Слишком часто преступления на почве расовой ненависти списываются на хулиганство, - говорит вице-президент Российского еврейского конгресса Соломон Букингольц (Solomon Bukingolts). - Люди должны понять, что подобные (нападению в синагоге) инциденты угрожают подорвать основу России как многонационального государства".

Некоторые эксперты усматривают в появившейся в России ультранационалистической угрозе, которая исходит ориентировочно от 50000 склонных к насилию скинхедов и нескольких неонацистских организаций, предсказуемую - пусть даже и отвратительную - болезнь роста общества, которое в последние полтора десятка лет было вырвано из своего кокона коммунистической эпохи и брошено в водоворот течений глобальной культуры. Они высказывают мнение, что решение данной проблемы следует искать в лучшем образовании, а также в более жестких правовых ограничениях на фашистскую литературу, разжигание ненависти в интернете и проповедующие насилие компьютерные игры.

"В Западной Европе после второй мировой войны были приняты законы против расовой ненависти, но мы считали, что наша победа над нацизмом привила нам иммунитет против этой угрозы, - говорит депутат парламента от прокремлевской партии "Единая Россия" Павел Крашенинников. - Нам нужно разработать и принять более хорошие законы".

Однако другие мрачно говорят о "веймарской России" и предостерегают, что, хотя газетные заголовки пестрят сообщениями о насилии скинхедов, главной угрозой является новый тон национализма, антисемитизма и ксенофобии, который постепенно вползает в господствующую прессу и официальные дискуссии.

"Любой авторитарный режим, подавив нормальную политическую оппозицию, начинает испытывать нужду во внутренних и внешних врагах, на которых можно было бы взвалить вину за несчастья народа, - говорит политолог государственной Высшей школы экономики в Москве Евгения Альбац. - Именно в таком положении оказался Владимир Путин после того, как надел смирительную рубашку на прессу, ослабил оппозицию и отменил выборы региональных губернаторов. Поиски врагов продолжаются".

Представляется, что в России общественная нетерпимость находится на подъеме. Проведенный в прошлом году независимой организацией социологических исследований "Центр имени Левады" опрос выяснил, что 58% этнических русских поддерживают лозунг "Россия для русских". Другой опрос этого центра позволил сделать вывод, что 59% опрошенных хотят, чтобы был ограничен приток нерусских иммигрантов, главным образом из бывших советских республик Кавказа и Средней Азии, в то время как в 2002 году такое мнение высказали 45% опрошенных.

Те, кто утверждает, что расовая нетерпимость идет рука об руку с растущим авторитаризмом, могут указать на опубликованные на прошлой неделе результаты опроса агентства "Pew Global Attitudes Project", который выявил, что 66% россиян сегодня считают, что сильный лидер, а не демократия является лучшей формой правления, в то время как в момент распада Советского Союза в 1991 году таких было 39%.

Год назад 19 российских парламентариев, главным образом из Коммунистической партии и националистической партий "Родина", присоединились к 500 ученым и общественным деятелям, подписав открытое письмо к Генеральному прокурору РФ с требованием расследовать чисто еврейские организации как "экстремистские группировки", основываясь на знакомом аргументе, что их конспиративная деятельность является главной причиной антисемитизма.

"Никто не был призван к ответу за такое вопиющее публичное обращение, хотя оно было немыслимым 10 лет назад, - говорит г-жа Альбац. - Все больше и больше мы видим, что идеи русского шовинизма и антисемитизма выражаются открыто, даже в крупных газетах, и это является общепринятым".

Президент Путин неоднократно высказывался против антисемитизма и нетерпимости, назвав в прошлом году рост ксенофобии среди россиян "серьезной и болезненной проблемой. . . ". "Политика государства направлена на то, чтобы последовательно и решительно положить конец грубым нарушениям такого рода", - заявил он.

Некоторые критики говорят, что под поверхностью Кремль, возможно, поощряет ультранационалистические группировки как своего рода пугало для путинского преемника, поскольку на горизонте уже маячит перспектива наследования президентской власти в 2008 году.

"Несомненно, Кремль и его стратеги заигрывают с ксенофобией и публичной борьбой против нее ради собственных преимуществ. Игра заключается в том, чтобы создать врага и затем победить его", - говорит руководитель независимой аналитической организации "Панорама" Владимир Прибыловский. - Чтобы заставить людей голосовать за путинского наследника, Кремлю, возможно, придется напугать их чем-то очень плохим".

Другие жалуются, что российские власти, быть может, и чистосердечны, но пока еще не идут дальше риторических средств противодействия этой угрозе. "Даже если Путин и говорит правильные слова о ксенофобии, пока что нет государственной стратегии, чтобы ее остановить, - говорит глава независимого московского Бюро по правам человека Александр Брод. - Настроения нетерпимости в стране быстро растут, а эффективной реакции на них нет".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.