Публицист Карлис СТРЕЙПС на портале apollo.lv в своих публикациях все чаще призывает политиков излечиться от радикализма, признать, что в Латвии живут русские, и не поддаваться идеям депортации. Что это - частный случай переосмысления действительности или Стрейпс "сканирует" настроения, которые овладевают все большим числом латышей? Об этом Телеграф поговорил с автором публикаций.

"Я был и остался либералом"

- Господин Стрейпс, еще свежи в памяти ваши слова во время конкурса Евровидения, когда вы сказали, что рады тому, что Россия не победила. Сейчас вы призываете к "дружбе народов" - с чего бы это?

- Тогда я говорил не о русских, живущих в Латвии, и даже не о России. Я сказал, что рад тому, что группа "Тату" не победила. И сказал я так не потому, что эта группа из России, а потому что девочки из группы нарушили все условия Евровидения: они опаздывали, не явились на генеральную репетицию в полном составе. Все это очень действовало на нервы организаторам. И мои слова имели отношение только к этому, а не к тому, что "Тату" представляли Россию.

Что касается моих убеждений, то они не изменились. Моя центральная мысль: нелатыши, которые сейчас живут в Латвии, все здесь и останутся.

Я не верю, что они из европейской страны, коей является Латвия, переедут в Россию, где царит диктатура. И всем с этим нужно смириться. В то же время - и это не означает, что тут я схожу со своих либеральных позиций, - я считаю, что всем русским, живущим в Латвии, нужно знать латышский язык, и негражданам вместо того, чтобы жаловаться, нужно принимать гражданство и участвовать в политическом процессе.

- Ну, в общем-то так и происходит, только новограждане голосуют за левые партии, отдавая свои голоса, в понимании правящей элиты, на сторону.

- Они это делают только потому, что латыши, находящие у власти, не умеют с ними говорить.

Гарде и Бенесу надо сказать "нет"

- Вы предлагаете им заговорить? Возможно ли это в наших условиях?

- Это сложно только до тех пор, пока тон на обоих концах задают радикальные элементы. Когда на одном конце начинает кричать Айвар Гарда, на другом заводится Айо Бенес. И меня больше всего волнует то, что умеренные латыши не готовы сказать: "Гарда, не говори от нашего имени", а умеренные русские не готовы сказать: "Бенес, не говори от нашего имени". Они позволяют им кричать. В итоге задетыми и обиженными остаются все. Хотя на самом деле латышей и русских разделяют только две вещи - язык и образование.

- Да, но эти вещи оказываются жизнеопределяющими для обеих сторон.

- Я понимаю, хотя для меня это неприемлемо, что, естественно, для живущих здесь русских было бы лучше, если бы им разрешили говорить на русском языке на всех уровнях и не учить латышский. Я понимаю, что партии, которые им это обещают, более приятны русскоязычным, чем не говорящие этого. Я это понимаю, хотя и не принимаю. Русские должны знать латышский. Но в этом и заключается тот барьер, который не позволяет латышским партиям говорить с русскими избирателями. Потому что ни одна латышская партия не скажет: "ОК, русский станет госязыком".

Экстремизм надо изжить

- Можно ли этот барьер преодолеть?

- Мне кажется - можно, если правящие политики скажут: мы принимаем, что в Латвии живет очень много нелатышей, что у них свои интересы, и мы хотим их представлять.

А на другой стороне чаще бы звучало, что нелатышам нужно учить латышский и получать гражданство. Общаться стало бы легче, если бы эти неприкосновенные вопросы были сняты с повестки дня.

- Означает ли это также, что латыши более терпимо стали бы относиться к русским во власти?

- Смотря какую политику они стали бы проводить. Если бы захотели сделать русский язык вторым государственным и сохранить обучение на русском, однозначно нет.

А так у русскоязычных граждан есть все права пробовать идти во власть. Если они смогут получить достаточную поддержку, то смогут туда попасть. Но думаю, что у русской общины немного шансов попасть во власть, пока ими руководят такие люди, как Татьяна Жданок и Александр Гильман.

- Они, между прочим, ничуть не хуже тех латышей во власти, которые позволяют легионерам маршировать по улицам Риги.

- Поэтому я и призываю изничтожить экстремальный радикализм как на правом, так и на левом политическом крыле, а остальным нужно искать общий девиз. С оговоркой, что есть вопросы, которые обсуждению не подлежат.

- Шествие легионеров подлежит обсуждению?

- Да, потому что настоящие легионеры не маршируют. Они собираются тихо и поминают своих павших товарищей. Маршируют люди, которые за счет легионеров хотят получить дешевую популярность. По сути, они занимаются политической мастурбацией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.