Иваново, Россия, 8 февраля 2006 года. Экономический спад, который обрушился на промышленный город Иваново, когда после краха Советского Союза остановились его громадные текстильные фабрики, был таким же глубоким, как и американская Великая Депрессия, и он продолжается уже почти в 2 раза дольше.

В наши дни группа предпринимателей надеется оживить некоторые, по меньшей мере, из этих фабрик, на которых когда-то трудилась половина жителей этой области, применив технологии 21-го века к непривлекательной, но древней местной сельскохозяйственной культуре - льну - которая в свое время обеспечивала одеждой всех россиян, от крестьян до царей.

"Впервые мы имеем возможность делать ткани на льняной основе, которые так же дешевы в производстве, так же мягки и так же эластичны, как хлопковые ткани, но значительно более прочны, - говорит Любовь Ломоскова, директор торгово-промышленной компании ТДЛ, которая купила восемь бывших государственных текстильных фабрик. - Вы привыкли думать, что льняная ткань пригодна для скатертей и госпитальных простыней, но вскоре вы увидите сделанные из нее мужские рубашки, женские летние платья и даже линии стильной одежды".

Лен - высокое цветущее травяное растение, которое издавна культивируют из-за его волокнистых, прочных нитей. СССР был крупнейшим мировым производителем льняных тканей, но изготавливавшиеся из них в советскую эпоху грубые предметы одежды, простыни и полотенца только лишь способствовали тому, чтобы укрепить репутацию этой страны как потребительской пустоши. Даже здесь, в Иваново, хлопок, широко культивировавшийся в советской Средней Азии, к середине 20-го века вытеснил лен в качестве главного сырья для текстильной промышленности.

Когда система централизованного планирования рухнула, Ивановская область, производившая 70% текстильных тканей Советского Союза, испытала резкий экономический спад, от которого она так и не смогла оправиться.

В начале 1990-х годов новое российское правительство быстро приватизировало 10 громадных текстильных конгломератов и 30 менее крупных компаний Ивановской области и открыло страну для потока дешевых предметов одежды из Китая, Турции и других стран. С тех пор остались без работы около 40% из тех 200 тысяч местных жителей, которые были заняты в текстильной отрасли. "Некоторые фабрики пытаются продолжать свою деятельность, но банкротства не прекращаются, - говорит Владимир Короблев, специалист по экономике из ивановской ежедневной газеты "Рабочий Край". - В нашем городе полно людей, которые пытаются приспособиться к полной дезорганизации своей жизни".

В отличие от западных стран, где люди имеют возможность часто переезжать в более процветающие зоны, российский закон делает подобную мобильность практически невозможной для большинства людей. "Пока я дышу, я буду пытаться работать, но нынешние времена, определенно, трудные, - говорит Валерий Куркин, бывший механик текстильной фабрики, который сейчас работает уборщиком в ивановском торговом центре "Серебряный Город", разместившемся в громадном главном корпусе прежней хлопковой фабрики. - Я работаю больше, зарабатываю намного меньше, и у меня нет никакого ощущения безопасности. Но даже при этих условиях мне повезло больше, чем многим другим".

Однако новые исследования, проводимые при содействии Кремля, могли бы позволить многим из этих старых фабрик выпускать конкурентоспособные ткани. "Мы разработали революционную технологию 'коттонизации' (cottonization - отглагольное существительное от английского слова cotton - хлопок - прим. пер.) льна, которая позволяет работать с нитями, как с хлопком", - говорит Сергей Мишурев, экономист Ивановской текстильной академии. Прелесть льна не в том, говорит он, что он, быть может, создаст новые рабочие места в городе и нишу для России на мировых рынках текстиля, но в том, что он может оживить умирающую сельскохозяйственную базу в Ивановской и соседних областях.

Г-н Мишурев, имеющий непосредственное отношение к проекту, говорит, что правительство также подумывает над протекционистскими мерами для помощи в выживании ивановской текстильной отрасли хотя бы только для того, чтобы та могла выполнять государственные заказы. "Ведь нельзя же допустить, чтобы российская армия носила китайское обмундирование, не так ли?", - говорит он.

Менеджеры заложенной 135 лет назад в небольшом городе Приволжск текстильной фабрики имени Яковлева говорят, что им уже удалось остановить постсоветский спад и полностью перевести производство на лен. Производимые на фабрике имени Яковлева из тонких тканей на льняной основе кухонные изделия, занавески и постельное белье используются в ресторанах и гостиницах по всей Европе и заказываются крупными американскими торговыми сетями, такими, как "Bloomingdale's" и "Williams-Sonoma". Фабрика сейчас разрабатывает собственную линию стильной льняной одежды.

Торгово-промышленная компания ТДЛ недавно заключила контракт на поставки тканей на льняной основе мировому мебельному гиганту IKEA, а также запустила экспериментальную конвейерную линию льняной одежды. "Мы считаем, что есть емкий рынок, особенно для высококачественной летней одежды, - говорит г-жа Ломоскова. - Хорошо известно, что лен более прочен и пропускает воздух лучше, чем хлопок. По общему мнению, лен также более полезен для кожи".

Достаточно ли всего вышеописанного, чтобы переломить экономическую ситуацию в одной из наиболее ослабленных областей России? "Мы ежедневно спрашиваем себя, удастся ли нам выжить, - говорит Ломоскова. - Ну, мы пока никуда не девались и мы пробуем новые вещи. Спросите меня об этом снова через 5 лет".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.