13 февраля 2006 года. Одним из немногих преимуществ встречи министров финансов Большой Восьмерки (G-8) в заледенелой Москве в феврале с.г. стало полезное напоминание о "прелестях" нехватки энергии. На Россию, членство которой в G-8 является в определенной мере спорным, обрушилась ужасно холодная даже по ее собственным впечатляющим нормам зима.

Субботняя встреча министров финансов G-8 в гостинице, над которой нависают погруженные в раздумья башни и зубчатые стены Кремля, проходила на некотором удалении от переднего края выработки фактической международной политики. Это была подготовительная встреча к другой встрече министров финансов, запланированной на июнь текущего года, перед саммитом глав правительств G-8 в Санкт-Петербурге в июле.

При выборе момента для этой встречи российский президент Владимир Путин, который будет принимать саммит в Санкт-Петербурге, проявил бессознательное, но безупречное чувство юмора. Выбор в пользу того, чтобы в текущем году сфокусировать внимание повестки G-8 на энергетической безопасности, быть может, казался разумным в прошлом году, в особенности потому, что энергетическая безопасность является одним из таких вопросов, в решение которых Россия может внести ощутимый вклад. Но Россия выбрала, вероятно, не самый лучший способ начать обсуждение данного вопроса, когда в первые недели нового года в споре с Украиной пригрозила прекратить поставки природного газа, чем навлекла на себя осуждение всей Европы.

Как отметили некоторые обозреватели, если применить тот же принцип ко всем странам G-8, мы могли бы получить Соединенные Штаты, поставившие во главу угла своего председательства в G-8 проблему глобального потепления, или Францию, использующую свое председательское кресло в G-8 для обсуждения либерализации сельского хозяйства.

Вопросов, занимающих сегодня министров финансов, такое множество, от помощи на развитие и до инфекционных болезней, от финансирования террора и до торговли, что в конце прошедшей недели некоторым вопросам, кажется, не было уделено достаточного внимания. Повестка этой встречи предусматривала обсудить финансирование терроризма и отмывание денег, однако обсуждение длилось всего 10 минут, тогда как российской инициативе по обсуждению хорошего управления общественными финансами было уделено 15 минут.

Членство России в G-8, вполне возможно, подходит для обсуждения вопросов безопасности и энергетики. Но в том, что касается финансовых вопросов, Россия кажется не совсем уместной, поскольку Москва является скорее должником, чем кредитором Парижского клуба богатых стран. "Встреча заместителей" высокопоставленных официальных лиц Большой Семерки (G-7) - то есть G-8 без России - в Лондоне на прошлой неделе была расценена как своего рода пощечина Москве, хотя министр финансов США Джон Сноу (John Snow) утверждал, быть может, неправдоподобно, что ничего не знал о "встрече заместителей".

Даже в том, что касается энергетических вопросов, некоторые официальные лица заявили, что не совсем уверены в том, что G-8 является самым подходящим форумом. Европейские страны, в том числе Франция, добиваются того, чтобы Россия ратифицировала Договор об энергетической безопасности (Energy Charter Treaty), который закладывает основы порядка снабжения энергоносителями. Это правда, что Россия подписала, но не ратифицировала данный договор, но не нужно забывать о том, что Соединенные Штаты и Канада, обе из которых являются нефтедобывающими странами, даже не подписали этот договор. Хотя желание обсуждать вопросы энергетической безопасности вообще демонстрировали все присутствовавшие, вопрос поставок природного газа через территорию Украины - чисто европейская проблема.

На специальное заседание G-8 были приглашены министр финансов Индии Паланьяппан Чидамбарам (Palaniappan Chidambaram), а также министры финансов Китая и Бразилии. Поскольку Индия является крупным импортером энергоносителей, г-н Чидамбарам был менее вежливым, когда говорил об истории претворения в действительность гревших душу коммюнике Большой Восьмерки. "Они все это говорили весь прошлый год, - сказал г-н Чидамбарам. - Добытчики и потребители должны собраться вместе и обсудить эту проблему. Международный валютный фонд сказал об этом, однако этого не случилось. Министр Сноу постоянно это говорит, но этого не случилось".

Быть может, кое-кто из министров был занят другими мыслями. Министр финансов Великобритании Гордон Браун (Gordon Brown) обыкновенно с радостью использует встречи G-7 или G-8 как общественную платформу для разглагольствований о своей самой последней схеме помощи развивающемуся миру. Но пришедшая в пятницу утром плохая новость, что его Лейбористская партия потерпела поражение на дополнительных выборах рядом с его собственным избирательным округом, вполне возможно, оказалась для него более приоритетной. Фактически, он провел на российской земле менее 24 часов и - единственный из министров финансов G-8 - не выступил на пресс-конференции, что стало почти неслыханным проявлением сдержанности.

К тому времени, когда Большая Восьмерка соберется снова, должна улучшиться, по меньшей мере, погода. Однако перспектива прогресса на переговорах G-8 в текущем году остается туманной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.