17 февраля 2006 года. Два давних российских представления помогают понять то, что многим иностранцам может казаться странно непоколебимой популярностью президента Владимира Путина. Первое, оптимистическое, представление гласит, что, "хороший царь", пусть даже ему и мешают плохие советники, всегда принимает близко к сердцу благополучие своего народа. Вторая, фаталистическая, идея заключается в том, что в любом случае рядовые люди почти не могут влиять на Кремль и его капризы.

Недавний скандал, связанный с тем, что является одним из самых худших разрушительных воздействий сменяющих друг друга российских правительств на свой народ - с обязательной воинской повинностью - показал, что оба вышеназванных предположения неверны. Иностранные государственные деятели, читающие нотации о демократии, почти не производят впечатления на г-на Путина, но рядовые россияне могут.

Скандал касается Андрея Сычева, молодого солдата срочной службы, которого в канун Нового года несколько часов пытала банда сослуживцев на их базе в Челябинске. После того как ему отказывали в медицинской помощи в течение нескольких дней, и гангрена распространилась по всему телу, врачи ампутировали г-ну Сычеву ноги и гениталии.

Однако его случай, когда он, в конце концов, стал известен широкой общественности, скорее всего, не вызвал бы такого возбуждения, если бы г-н Сычев не остался в живых. По официальным данным, более 1000 российских военнослужащих ежегодно гибнут по причинам, не связанным с боевыми действиями, в результате преступлений и чрезвычайных происшествий - больше, чем ежегодно гибнет американцев в Ираке. Люди, участвующие в кампании за отмену обязательного призыва не действительную военную службу, заявляют, что реальная цифра небоевых потерь в российской армии значительно больше. Преступниками чаще всего являются старослужащие, ради собственной выгоды принуждающие молодых солдат заниматься попрошайничеством и воровством, однако главными бенефициариями системы, которая это допускает, являются офицеры. В наши дни укомплектованная призывниками многочисленная армия вроде российской почти не имеет военной полезности, но она приносит большие материальные выгоды: для сотрудников военкоматов, которые вымогают взятки у родителей, отчаянно пытающихся избавить своих сыновей от такой судьбы, как у г-на Сычева, и для офицеров, которые используют срочнослужащих на строительстве дач и нанимают их на поденную работу. Предложенная правительством реформа Вооруженных Сил РФ, суть которой заключается в том, чтобы призывать на службу больше молодых парней, но сократить срок действительной военной службы с сегодняшних двух до одного года, создала бы еще более бесполезную армию, но сохранила доходный принцип обязательной воинской повинности.

Сохранение этой пародии могло бы послужить свидетельством того, что жизнь и благополучие граждан не является высшим приоритетом российского правительства. Первоначальная реакция на дело Сычева была характерной: "Ничего серьезного", сказал министр обороны Сергей Иванов, которого многие прочат в преемники г-на Путина на посту президента. Однако г-н Иванов пошел на попятный, когда стало известно, что трагедию г-на Сычева не удастся замолчать с такой же легкостью, как большинство других неприятных для армии чрезвычайных происшествий. Были демонстрации протеста и были сообщения в нередко некритических средствах массовой информации, а также были преданы гласности прежде скрывавшиеся случаи дурного обращения с военнослужащими. В результате полетели головы, и были обещаны новые меры по пресечению дурного обращения со срочнослужащими. Как г-н Путин, так и г-н Иванов продолжают утверждать, что моральное разложение армии отражает проблемы общества в целом. Эта мысль является закодированным способом сказать, что сама по себе система обязательной воинской повинности не является порочной. Однако возмущение этой системой нарастает.

Что нужно предпринять

Нечто подобное произошло в России прошлой зимой, когда неуклюжее введение реформ системы социального обеспечения вывело на улицы по всей стране тысячи рядовых россиян. В том случае некоторые из реформ были поспешно ослаблены или отложены. Урок того эпизода, а также и дела Сычева состоит в том, что, хотя режим г-на Путина с его твердой хваткой на горле судов, средств массовой информации, парламента и выборов кажется непоколебимым, как и другие авторитарные режимы, он также нервничает. Когда в повседневном порядке нарушаются права иммигрантов и других миноритарных групп населения в Чечне или Москве, никто в России не обращает на это большого внимания. Но когда рядовые этнические русские мобилизуются в защиту своих интересов, Кремль начинает беспокоиться и меняет свой курс.

Западные дипломаты затрачивают массу времени, размышляя, что они могут сделать, чтобы изменить на противоположные недемократические, неоимперские тенденции России г-на Путина. По правде говоря, они могут немногое. Однако самым серьезным обвинением в адрес режима г-на Путина является не его внешняя политика вмешательства в чужие дела, но то, что он сделал со многими собственными гражданами. Если все больше этих граждан поймут, что "хороший царь" не является для них недосягаемым, однажды они могут получить правительство, которого больше заслуживают.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.