Два случившихся на прошлой неделе события ярко иллюстрируют дилеммы стран, борющихся со своим ужасным прошлым. В Австрии отрицатель Холокоста Дэвид Ирвинг (David Irving) получил 3 года тюремного заключения за свои публичные утверждения, что нацисты не осуществляли систематического уничтожения евреев в годы второй мировой войны. А между тем в России, когда эта страна отмечала 50-ю годовщину своего официального отказа от сталинизма при Хрущеве, многие люди считают наследие покойного диктатора в основном позитивным - и вскоре будет открыт новый музей в честь этого наследия.

Приговор Ирвингу отражает жесткий подход Европы к своему нацистскому прошлому. Строгие законы, запрещающие отрицание Холокоста и нацистскую пропаганду, действуют в Германии и Австрии, странах, непосредственно причастных к нацистским преступлениям против человечества, но они есть также и во многих других странах на Европейском континенте. Подобные законы вызывают тревогу у большинства американцев.

Для некоторых этот вопрос не является ясным. Раввин Авраам Купер (Abraham Cooper), сопредседатель Центра Симона Визенталя (Simon Wiesenthal Center), сказал, что "в то время как высказывания Ирвинга не привели бы его на скамью подсудимых в Соединенных Штатах, важно, чтобы мы признавали и уважали решимость Австрии бороться против отрицания Холокоста. . . как часть ее исторической ответственность за свое нацистское прошлое".

Хотя я и не испытываю симпатий к Ирвингу (который, когда ему засветила тюрьма, попытался выкрутиться из своего трудного положения с помощью смехотворного утверждения, что новые свидетельства заставили его поверить в то, что в лагере Аушвиц все-таки умерщвляли людей), я все же считаю, что примененный против него закон является плохим. Австрийское государство может демонстрировать ответственность за свое прошлое без того, чтобы считать уголовно наказуемой даже самую плохую из речей. В Соединенных Штатах даже в отсутствие правовых санкций отрицание Холокоста, по сути, вытеснено на обочину общественным мнением.

А между тем криминализация отрицания Холокоста может, напротив, сыграть на руку отрицателям, вынудив некоторых утверждать, что защитники истории Холокоста, должно быть, не доверяют своим фактам, если чувствуют, что нужно затыкать рот своим противникам. Историк Дебора Липштадт (Deborah Lipstadt) озабочена тем, что тюремный приговор Ирвингу может дать ему паблисити и сделать из него мученика вместо того забвения, которого он заслуживает.

Вернемся снова в Россию, где с начала 1930-х годов и до своей смерти в 1953 году Сталин уничтожал собственный народ в масштабах, сопоставимых с Холокостом. Согласно оценкам, погибли, как минимум, 20 миллионов человек. Уничтожение не было таким систематическим и целенаправленным, как у нацистов, но жертвы, в конечном счете, точно так же оказывались мертвыми.

Пятьдесят лет назад, на секретном съезде Коммунистической партии, преемник Сталина Никита Хрущев выступил с осуждением "культа личности" Сталина и происходивших при его правлении репрессий. Эта речь положила начало процессу десталинизации Советского Союза: большинство политзаключенных было освобождено, а многие из погибших были посмертно реабилитированы. Однако ни Советский Союз, ни позднее постсоветская Россия до конца не осудили Сталина и не примирились с его преступлениями. В последние годы российский президент Владимир Путин пропагандирует более позитивные взгляды на советское прошлое страны. В городах снова установлены памятники Сталину.

Английская газета "The Independent" сообщила, что в марте планируется открыть музей Сталина в Волгограде, прежде именовавшемся Сталинградом.

Опросы общественного мнения показывают, что сегодня 30-40% россиян считают роль Сталина в истории в основном "позитивной", ставя ему в заслугу превращение Советского Союза в сверхдержаву и разгром Гитлера (Hitler).

В сравнении с этой амнезией государственных преступлений против человечности, немецкий опыт, безусловно, является хорошей моделью - что бы кто бы ни думал о немецких законах, карающих за отрицание Холокоста. Как эти ни печально, амнезия преступлений коммунизма является широко распространенной также на Западе; историки, принижающие и минимизирующие эти преступления, такие, как историк Роберт Терстон (Robert W. Thurston) из Майамского университета в штате Огайо, не подвергаются такому остракизму, какому длительное время подвергается Дэвид Ирвинг.

Возрождение культа Сталина в России показывает опасность амнезии такого рода. В отрицании Холокоста и отрицании ГУЛАГ'а нужно, наконец, начать видеть события-близнецы, каковыми они и являются.

Кэти Янг является пишущим редактором журнала "Reason"

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.