Мир в Чечне в значительной степени зависит от Рамзана Кадырова - импульсивного мусульманина, способного как выгнать из страны гуманитарную организацию за одно лишь ее датское происхождение, так и щедро одарить свою соотечественницу, больную лейкемией. Сын Ахмада Кадырова - убитого в 2004 году промосковски настроенного чеченского лидера - Рамзан временно занимает должность главы правительства республики с того самого момента, как сам премьер - русский по происхождению - попал в автомобильную аварию.

Когда в октябре Рамзану исполнится 30 лет, он сможет претендовать на пост президента Чечни, но уже сегодня он выступает в роли жесткого лидера на территории, управляемой Алу Алхановым, которого все считают фигурой временной. Рамзан выступает за многоженство, осуждает гомосексуализм и советует женщинам одеваться скромно и покрывать голову платком. Молодой Кадыров, контролирующий местную службу безопасности, является источником страха и объектом раболепия и даже зарождающегося культа личности. Сегодня Москва воспринимает его как крайне ценного помощника в поимке скрывающихся в горах боевиков, но будущее может оказаться непредсказуемым.

В прошедшее воскресенье в ходе своей последней поездки в качестве верховного комиссара Совета Европы по правам человека (эту должность он занял в 1999 году) Альваро Хиль-Роблес (Alvaro Gil-Robles) убедился в том, кто правит в Чечне. После скандала, связанного с датскими карикатурами, Кадыров проявил солидарность со своими единоверцами и вынудил покинуть Чечню 'Датский совет по беженцам' - гуманитарную организацию, занимавшуюся реализацией помощи по линии Европейского Союза.

Политические усилия россиян повлиять на чеченского упрямца и добиться возвращения датчан оказались тщетными, зато законы народов Кавказа, предписывающие уважение к старшим, одержали верх там, где не сработала государственная административная субординация. Хиль-Роблес напомнил о своей 'дружбе' с Ахмадом Кадыровым Рамзану, и тот дал зеленый свет возвращению датчан. Рамзан пояснил, что не изменил своего мнения, но не может отказать просьбе 'друга своего отца'. Ночью, сказал младший Кадыров, он встретится с силами охраны правопорядка, чтобы гарантировать безопасность датчан, которые смогут приступить к своей работе 'завтра или послезавтра' (на воскресенье - в понедельник или вторник).

Кадыров не получил ответа на свое обращенное к странам Запада требование об экстрадиции чеченцев, которые, по его мнению, замешаны в похищениях людей и убийствах, в том числе находящегося в изгнании в Лондоне российского олигарха Бориса Березовского. Правоохранительные организации обвиняют Кадырова и его окружение в непрекращающихся и по сей день похищениях людей.

По официальным данным, число пропавших без вести в Чечне сократилось с 214 человек в 2004 году до 77 человек в 2005 году; в 2001-20002 гг. эта цифра достигала 1400 человек. Рамзан опроверг существование секретных тюрем, но при этом признал, что его люди могли выйти из-под контроля и допустить правонарушения. Прокуратура начала расследования, проведению которых Кадыров, по его собственному утверждению, способствует. На вопрос о том, сколько человек находится в его подчинении, Кадыров ответил, что ему подчиняются 'все' находящиеся в Чечне.

Российские власти указывают, что в ситуации, когда вопрос безопасности будет урегулирован, им хотелось бы видеть прирученного Кадырова без вооруженных людей в подчинении. Тем не менее, на сегодняшний день ценность и власть этого чеченца определяются именно таким подчинением. Рамзану это известно, и он, подобно своему отцу - бывшему муфтию, перешедшему на сторону федералов после борьбы с сепаратистами, - считает, что российские военные должны оставаться в своих казармах и доверить поддержание безопасности чеченцам. Однако российская сторона предпочла бы, чтобы местные вооруженные структуры растворились в государственных организациях.

Кадыров сказал, что приехал на встречу с Хиль-Роблесом прямо с операции по поиску скрывающихся в горах сепаратистов. Но при этом он утверждал, что антитеррористическая операция 'завершилась' и 'необходимо только уладить' определенные формальности. Вне зависимости от того остались ли в горах боевики или нет, сепаратистские настроения в Чечне все еще живы. Один бывший приближенный генерала Джохара Дудаева утверждал, что диалог с сепаратистами - единственный путь к миру. 'Если Россия захочет признать независимость Южной Осетии (в Грузии), у которой для этого причин меньше, чем у нас, наши позиции только усилятся', - подчеркнул он.

Такую же непреклонность и убежденность продемонстрировал и Вагит Мухачев, с которым верховный комиссар Хиль-Роблес побеседовал в тюремном лагере 'Чернокосово'. Осужденный на 15 лет Мухачев, находившийся с Асланом Масхадовым в день его убийства, утверждает, что предводители чеченцев, борющихся за независимость, были захвачены в момент встречи, во время которой они собирались определить путь к мирным переговорам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.