Для этого она пользуется множеством средств, в том числе стандартными - историей и литературой. В детстве ее так потрясли переводы Достоевского и Толстого, сделанные Констанс Гарнет (Constance Garnett), что она поклялась выучить русский язык, чтобы читать их в оригинале.

Также госпожа Десаи прибегает к помощи репортажа: несколько раз в год она бывает в России (собственно, в субботу она отправляется в Москву на конференцию), а в ее записной книжке достаточно имен и адресов, для того, чтобы ученые и журналисты мечтали завладеть ее собственностью.

То, чем занимается Десаи - исследование огромных объемов статистической информации для того, чтобы продолжать создание портрета страны, в которой живет 145 миллионов человек, и история которой была скорее рядом последовательных конвульсий, чем прямой линией.

'Россия интригует нас, потому что ее история богата, ее культура необычайно глубока, а по территории она является самой большой страной мира, - заявила вчера профессор Колумбийского университета. - Она интригует нас из-за холодной войны. И, независимо от того, будет ли там создана демократия нашего типа, у нас всегда будет проблема с Россией из-за кардинальных отличий в системном восприятии'.

'Россию нельзя игнорировать, - заявила Десаи. - Она находится в процессе становления'.

Работа в качестве выдающегося специалиста по российской экономике принесла ей славу, открывающую ей двери Кремля и Белого Дома. Ее лекции в Колумбийском университете пользуются неизменным успехом. Если в новостях появляется тема России, то ее непременно зовут на радио и телевидение.

Во время таких выступлений Десаи проявляет свой полувековой научный опыт. В 1950-е годы она писала в Гарварде докторскую диссертацию по экономике. Тогда же она приступила к изучению русского языка, хотя заниматься российской экономикой она начала лишь в 1968 г., когда возобновила свое сотрудничество с Гарвардом, на этот раз в качестве научного сотрудника Центра российских исследований (Russian Research Center).

Плодами этой работы стали внушительные исследования, статьи в научных журналах и несколько книг, которые в обязательном порядке читают американские и зарубежные студенты.

Презентация новой книги Десаи 'Разговоры о России' (Conversations on Russia, Oxford University Press) состоялась вчера. В ней предлагается необычный взгляд на эволюцию российских реформ после распада Советского Союза в 1991 г.

Анализ и повествование основаны на интервью, которые Десаи провела с 1999 г. по начало 2005 г. с ведущими российскими и американскими политиками, участвовавшими в трансформации политической системы. Кроме того, она взяла интервью у ведущих аналитиков и известных интеллектуалов, высказавших свое мнение о падении коммунизма, появлении Бориса Ельцина на политической сцене и осуществляемом президентом Путиным 'систематическом, но тревожащем укреплении федеральной власти'.

'Некоторые из них - например, Ельцин - написали мемуары, но в мемуарах показано только то, на что хотел обратить внимание сам автор, - сказала Десаи. - Мой подход заключался в том, чтобы услышать разные точки зрения, а затем синтезировать полученную информацию. Такой анализ требует четкого понимания происходящего на политической сцене России, равно, как ее сложного и бурного прошлого'.

Результатом работы стала книга в 400 страниц, в которой анализируется прошлое и настоящее этой страны и представлены политические альтернативы, стоящие перед основными участниками посткоммунистической трансформации России.

'Мне повезло в том смысле, что я могла встретиться со всеми ключевыми игроками и получить информацию из первых рук, говорит Десаи. - Мой опыт заставляет меня думать: каково бы было встретиться с Мао Цзэдуном и задать ему вопрос о 'великом походе'. Почему он его предпринял? Ничто не заменит первоисточник'.

'В ходе этих интервью мне удалось создать целый архивный ресурс для ученых и всех, кто интересуется этой проблематикой', - говорит Десаи.

В своей книге она также демонстрирует умение по-новому интерпретировать важные политические решения. Например, Ельцин заявил, что он избрал себе в преемники Путина потому, что тот не был 'максималистом' и, по его мнению, мог создать в России стабильность, сдерживая политическую неразбериху и общественное недовольство послеельцинской эпохи.

Десаи - потому ли, что она сумела обнаружить подобные факты или благодаря своим колоссальным знаниям - не колеблется в оценке будущего России. Ее позиция явно оптимистична.

'При оптимистическом сценарии - учитывая долгую историю авторитаризма в России, что можно назвать 'отравленной чашей истории' - эволюция либерального экономического и политического порядка будет бессистемной, порой даже рискованной, - говорит Десаи. - Однако, в конце концов наследие реформаторов одержит верх, несмотря на то, что энергия Путина направлена на укрепление власти. Возможно, чувствуя угрозу, российские реформаторы объединятся и консолидируют политические усилия, а их либеральные стремления обретут второе дыхание'.

Ее книга о Советском Союзе оказалась пророческой. Основной метод Десаи заключался в тщательном анализе статистики, предоставляемой Советами и ЦРУ, и составлении экономических моделей. Ее расчеты показывали, что экономическое основание советской политики было столь непрочным, что эта страна неминуемо двигалась к краху. Она первой использовала квантитативные методы для анализа советской - а ныне российской - экономики.

'Я даю такое определение старой советской системе: 'Мы делаем вид, что работаем, они делают вид, что платят нам зарплату', - говорит Десаи.

Ее исследование трансформации советской системы создало основу для изучения других экономик, отказавшихся от социализма.

Будучи директором Центра экономики переходного периода (Center for Transition Economies) Колумбийского университета, она призывала коллег и студентов изучать переход стран, функционировавших в условиях государственного планирования, к свободному рынку и их реакцию на отмену многолетнего контроля над ценами и зарплатами.

'На протяжении всей своей карьеры я гонялась за идеями, - говорит Десаи. - Мне как интеллектуалу доставляет огромное удовлетворение то, что мои идеи оказываются услышанными. Гоняясь за идеями, я часто задумаюсь, почему такие географические объекты, как горы, вдохновляют индийцев на создание стихов, американцев - на покорение вершин, а русских повергают в уныние. Возможно, это 'душа' людей, образующих народ; то, что русские называют 'духовностью'. То, что происходит в душе людей, и формирует народ'.

____________________________________________________________

Падма Десаи: Отстаньте от Путина ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.