"Китайцы проглотят нас всех!" Петербургскому советнику по экономике и борцу с коррупцией Андрею Голошапову, которому приходится часто иметь дело с китайской диаспорой в своем городе, его партнеры по бизнесу с Дальнего Востока внушают одновременно и восхищение и страх, которые разделяют большинство русских. Громадная Россия, население которой стремительно сокращается, прежде всего, к востоку от Урала, и которое само иронизирует над якобы присущим ему отсутствием трудового энтузиазма, судя по всему, обречена на то, что ее все более пустеющие районы будут заселять и экономически осваивать ее соседи с юго-востока. По официальным данным, в России сегодня проживают 35000 китайцев, однако, по существующим оценкам, - уже три с половиной миллиона: это целые два процента от всего населения.

Самые большие китайские общины находятся, естественно, на Дальнем Востоке и на юге Сибири. Однако в последнее время китайские меньшинства численностью в несколько тысяч человек есть уже, например, в Екатеринбурге на Урале и в Ростове на юге России. Но настоящим стратегическим магнитом инвестиций оказался Санкт-Петербург, где предприниматели, выходцы из Пекина, вложили за последние пятнадцать лет тридцать миллионов долларов США в классические для предпринимательства стартовые объекты: в строительство гостиниц, ресторанов, прачечных, бань, - и где уже заложен камень в фундамент первого китайского квартала, названного "Балтийской жемчужиной". Андрей Голошапов, как и, в свое время, основатель северной столицы Петр Великий, убежден, что китайские первопроходцы от экономики тоже сегодня пытаются превратить Петербург в свое "окно в Европу". Китайцы, в отличие от европейцев, обладают историческим терпением - подтверждает Голошапов наблюдения российских политологов, регулярно выступающих в печати. И в отличие от россиян, они готовы ограничивать себя во всем и много работать за небольшие деньги.

"Китайские ряды", где веселые китайцы под деликатной опекой атлетически сложенных соотечественников предлагают текстильные товары или игрушки, стали неотъемлемой частью центрального петербургского Троицкого рынка и Апраксина двора. Вместе с увеличением китайского меньшинства пускает в России корни также китайская мафия. Пока китайская организованная преступность, прозванная "триадой", проникла на Дальний Восток, но она появилась и в Москве. Оригинальность и творчество в мыслях и поступках не являются сильной стороной китайцев, обобщает Голошапов свой опыт. Деловые поездки в различные китайские центры убедили его в том, что экономическая конкуренция там жесткая, но не столь "по-волчьи жесткая, как у нас". Поскольку в отличие от России партия и спецслужба в Китае оказали консолидирующее влияние. С нескрываемой завистью этот специалист, желавший бы видеть свою собственную бюрократию более эффективной, отмечает, что китайское государство, страдающее, как и Россия от эпидемии коррупции, действительно борется со злом. В прошлом году в тюрьмы были посажены за взяточничество тридцать тысяч китайских чиновников. Галошапов хватается за голову: на его родине такое было бы немыслимо.

Коррупция, возможно, помогает государственному аппарату обеспечивать контроль над сырьевыми ресурсами, имеющими стратегическое значение. Однако для экономического развития она смертельна, стонет Голошапов, до сегодняшнего дня ожидающий появления филиалов китайских промышленных компаний в своей стране. В прошлом году он сопровождал российскую "экономическую делегацию", в которую входили, что показательно, прежде всего таможенные чиновники, на переговоры в Пекин, оказавшиеся не совсем удачными. Сроки начала строительства петербургского чайна-тауна постоянно переносятся. К 2010 году в юго-восточном городском районе "Красносельский" должна, собственно, и появиться "жемчужина" - квартал, где будет один миллион квадратных метров жилой площади и 400000 квадратных метров офисных помещений. За 1,3 миллиарда долларов США инвесторы из города-партнера Шанхай собираются построить город-спутник со школами, детскими садами, больницами, спортивными сооружениями, филиалом Пекинской оперы и даже буддийским храмом. Однако местные жители организовали акции протеста и демонстрации против "китайской экспансии". Петербургский комитет по надзору за строительством видит недостаток в том, что проект "жемчужины" был передан без всякого конкурса Шанхайскому промышленному и инвестиционному холдингу, находящемуся под контролем правительства. В действительности же, главная проблема заключается в том, что функционеры из петербургской администрации ждали все новых особых добавок и откатов, - это Голошапов знает по опыту. Из-за этого в России провалилось большинство крупных строительных проектов, будь то скоростной поезд, который должен был курсировать между Москвой и Петербургом, или в принципе уже решенный вопрос о строительстве нового здания Мариинского театра. Экономический стратег убежден, что "Балтийская жемчужина", столь необходимая и для городской инфраструктуры, утонет в песке бюрократии. Китайская предпринимательница Ли Сяоань(Li Xiaoyan), проживающая восьмой год в Петербурге, разделяет этот пессимизм.

Тот, кто хочет в России открыть предприятие, вынужден преодолевать несоразмерно большие препятствия и действовать практически на непредсказуемом поле, признает Ли Сяоань, заведующая ресторана в центре города. Российская банковская система все еще крайне ненадежна, делает вывод грациозная госпожа Ли с девической улыбкой на лице. В этом Ли Сяоань, бегло говорящая по-русски, убеждена, она прошла в Петербурге хорошую, хотя и жесткую школу. Нет поддержки и со стороны соотечественников из китайского консульства. Максимум, чего хотели бы дипломаты, так это присматривать за предпринимателями, но с учетом того, как они хотят это делать, было бы лучше, если бы они вообще не обращали на нас внимания, говорит госпожа Ли. Для того чтобы продлить свою деловую визу, Ли Сяоань приходится каждые два года ездить на свою родину и там биться с бюрократией российского консульства. То, что битва эта жестокая, признают и российские чиновники, к тому же в прошлом году квота на официальную рабочую силу из-за рубежа сократилась на четверть. Из четырех тысяч китайцев, проживающих в Петербурге официально, лишь сто человек имеют разрешение на постоянное жительство.

О своих российских знакомых и сотрудниках Ли Сяоань отзывается с дружеским уважением. Особенно удивляют китаянку российские женщины, которых она знает как прилежных работниц, и которые, по ее наблюдениям, находят еще силы для воспитания после работы в одиночку детей. Меньше восхищена она работой российских мужчин. Она пришла к выводу, что русские хотят много зарабатывать, по возможности особо не утруждая себя. Помимо этого некоторые склонны воровать, в том числе спиртные напитки.

Без всякой зависти китаянка относится к разнице между ее первой и второй родиной в культурной области. Она признается, что не ходит в театр и на музыкальные концерты, поскольку ее китайские родственники и друзья этим не интересуются. Так что Ли Сяоань, любящей посмотреть в свободное время китайские фильмы на DVD, остается находить радость в петербургской архитектуре. И еще больше ее удивляют петербуржцы, которые идут со своими детьми в Эрмитаж или в Русский музей и могут рассказать им о выставленных там экспонатах. Китайские туристы, которых с некоторых пор все чаще можно видеть в музеях, в действительности к этим картинам и скульптурам безразличны, заверяет госпожа Ли.

Возможно, это изменится с приходом следующего поколения. В настоящее время в высших учебных заведениях Петербурга обучаются семь тысяч китайцев. Треть студентов Академии художеств - выходцы из Южной Азии. Российские преподаватели подтверждают, что их китайские воспитанники усерднее и работают точнее, чем их российские сокурсники. В то же время они рассматривают искусство, скорее, как ремесло, а не творческое дело. Китайские предприниматели, находящиеся в России, рано или поздно мигрируют на Запад, предрекает Голошапов. От его родины Китаю необходимо только сырье, подтверждают в российской печати эксперты по Китаю. Доля торговли с Россией не превышают одного процента от общего объема торговли. Перспективные экономические партнеры Китая, в этом убежден сведущий русский, находятся в Соединенных Штатах и в Европе.

Российские банки крайне ненадежны, но ведь можно открыть процветающую уличную торговлю и без большого кредита: китайцы в Санкт-Петербурге.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.