Представьте себе следующую картину: руководители демократических стран собираются на саммит Большой Восьмерки — в Минске, в гостях у Александра Лукашенко. Довольные собой и хозяином принимавшей стороны высокие гости снова разъезжаются. Сегодня, когда самолетам с белорусскими министрами не разрешается даже вынужденная посадка на территории Соединенных Штатов, это кажется абсолютно невозможным. И, тем не менее, подготовка к подобному саммиту идет полным ходом. Только состоится он не в Минске, а в Санкт-Петербурге, и председательствовать будет не Лукашенко, а Путин.

 

 

Называть Лукашенко последним диктатором Европы — значит выдавать желаемое за действительное. Ситуация в России почти ничем не отличается от обстановки в Белоруссии.

 

 

Как выглядит в действительности страна, которая председательствует в Большой Восьмерке? Отвечает ли она требованиям, которые ставятся перед членами "семерки"? Для любого человека, знающего ситуацию в России не понаслышке, ответ очевиден: здесь нет ни демократии, ни развитой экономики.

 

 

В путинской России мы сегодня имеем марионеточный парламент, механически одобряющий решения Кремля, марионеточные суды, оглашающие приговоры, написанные в Кремле, марионетки на телеэкранах, роль которых тоже определена за стенами Кремля.

 

 

Сегодняшнее руководство последовательно расчищает политическое и информационное пространство, создавая прочную вертикаль власти. Предприниматели, журналисты и оппозиционеры подвергаются незаконному давлению со стороны милиции и спецслужб. Как во время последних событий в Томске, где в связи с визитом госпожи Меркель (Merkel) были арестованы и избиты активисты оппозиции. Суды послушно подключились к кампании преследования неугодных лиц, как это было во время особых с правовой точки зрения процессов против Ходорковского и Лебедева и в ходе продолжения судебных репрессий против многих сотрудников ЮКОСа. Государственная Дума, создающая законодательную основу для антиконституционных инициатив Кремля, недавно приравняла своим решением экстремизм к терроризму. Причем терроризм в широком понимании его российским руководством можно без труда идентифицировать с действиями политической оппозиции.

 

 

Но — возражают на это западные сторонники Путина — этот "авторитарный этап" оправдан, поскольку позволяет России идти по пути укрепления государства и экономики. Но это просто бессовестная ложь. Путин не смог — да и никогда не пытался — уберечь Россию от сепаратизма (война, начавшаяся в Чечне, расползлась во время его правления по всему Северному Кавказу); создать сильную армию (военная реформа закончилась, еще и не начавшись); покончить с коррупцией (бывший советник Кремля Андрей Илларионов назвал разграбление активов ЮКОСа людьми Путина 'аферой столетия'); развить отрасли, не связанные с сырьевыми ресурсами; существенно повысить жизненный уровень населения. Неутешительный диагноз таков: в России создана модель, ведущая в исторический тупик, и служащая единственно для того, чтобы обогащать олигархические кланы, стоящие у власти, которые любой ценой хотят сохранить эту власть. Запад, конечно, не должен отказываться от сотрудничества с Россией. Но зачем признавать нынешний режим в качестве равноценного партнера? Проблема заключается в том, что высокие цены на нефть и газ воздействуют, словно яд, не только на российскую элиту. Позорная история со Шредером (Schroeder) нанесла не только ущерб его собственной репутации, но и дала в руки путинских пропагандистов козыри.

 

 

В последнее время они начали на Западе кампанию под лозунгом "Уважайте Россию", понимая под Россией режим Путина. Я тоже хотел бы сказать Западу: "Уважайте Россию" — Россию без Путина.

 

 

Чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров — председатель оппозиционного союза "Объединенный гражданский фронт".

Перевод с русского языка: Райнхард Везер (Reinhard Veser).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.