В сентябре прошлого года российский президент Путин объявил совершенствование системы здравоохранения в качестве одной из четырех национальных программ. Однако, многообещающие заявления, как и прежде, не имеют ничего общего с печальной действительностью: люди вынуждены продавать все свое нажитое имущество, чтобы оплатить срочно необходимую операцию, продолжительность жизни населения постоянно сокращается.

Мне шесть лет, и я болен, рассказывает Илюша с живыми голубыми глазами. Меня здесь лечат, я играю. Я также рисую: динозавров, птиц, кошек и попугаев. У меня у самого есть попугай, но мой кот так его напугал, что он умер.

Илюша Иванов ребенок подвижный, он постоянно в движении и в отличие от других детей, проходящих лечение в онкологическом отделении самой большой в России детской больницы в Москве, у него уже снова отросли волосы. У Илюши, как и у большинства детей в больнице, лейкемия, но самое страшное для него, видимо, уже позади: девять месяцев химиотерапии, а после этого - постоянное курсирование между больницей и его небольшим родным городом Орел, что в 400 километрах к югу от Москвы. У его родителей к психологическим проблемам добавилась еще и материальная нагрузка: оплачивать лечение, размещение и поездки они были вынуждены в основном самостоятельно. Но принцип: кто платит, того лечат, не всегда соблюдается и в этом случае. На совести отдельных врачей - соблюдают ли они клятву Гиппократа или же думают в первую очередь о своем собственном самообеспечении. Развернутой системы медицинского страхования не существует, Государство выделяет медицинским институтам и клиникам недостаточные средства для приобретения дорогостоящего оборудования и лекарств. Зарплата врачей настолько низка, что зачастую им приходится жить за счет самого слабого звена в цепи: за счет пациентов. В сентябре прошлого года президент России Путин объявил совершенствование системы здравоохранения в качестве одного из национальных проектов. Спустя три месяца, в январе 2006 года, он подвел промежуточный итог:

Здравоохранение, образование, доступное жилье и сельское хозяйство - мы начали платить премии за высокие достижения учителям в школах. С февраля дополнительные выплаты получает низший персонал больниц. Определены регионы для строительства новых высокотехнологичных медицинских центров. Мы начали принимать необходимые меры в сельском хозяйстве. Осуществляется программа строительства жилья, рассчитанная до 2010 года! Сигнал дан, и правительство, и регионы теперь вынуждены решать стоящие вопросы.

Однако, многообещающие заявления, как и прежде, не имеют ничего общего с печальной действительностью, которую правительство собирается улучшить, вложив в этом году только в здравоохранение 2,6 миллиарда евро. Эксперты оценивают скромное повышение заработной платы детским врачам, психотерапевтам и медицинским сестрам как "неумелое подавление" симптомов, а не срочно необходимое излечение причин болезни. Об остроте ситуации в системе здравоохранения России можно судить по любой российской клинике. Алексей Бутенко, директор авторитетного государственного Института онкологии имени Герцена, 900 сотрудников которого ежегодно лечат примерно 5000 пациентов со всей России, говорит следующее:

Нашему институту уже более 100 лет, разумеется, мы пользуемся громадным авторитетом, лечение - бесплатное. Государственное управление здравоохранения задает определенные направления, по которым мы должны лечить пациентов, и на этой основе мы оказываем бесплатную помощь. Пациент обязан платить лишь в том случае, когда речь идет о доброкачественных опухолях или о заболеваниях, не связанных с опухолями. Для оказания высокотехнологичной помощи институт пользуется средствами исключительно из государственного бюджета.

52-летнему детскому психологу Елене Морозовой 19 декабря прошлого года была удалена в клинике Алексея Бутенко злокачественная опухоль размером четыре с половиной сантиметра - была ампутирована грудь. То, что она говорит, находится в полном противоречии со сказанным выше. Она, по ее словам, была вынуждена постоянно держать наготове кошелек:

В институте висит объявление: в нем говорится, что тот, кто хочет попасть в клинику, должен сделать благотворительный взнос. Без этого взноса места в клинике для вас не найдется. Размер взноса определяет врач: один платит 4000 рублей, то есть более 100 евро, другой - уже в семь или в восемь раз больше. Одна операция стоит от одной тысячи до 13 тысяч долларов США. Бывает, что люди в отчаянии обещают заплатить за все. Но когда это не удается, в дальнейшем лечении им отказывают.

При средней зарплате в размере 8500 рублей в месяц, это максимально - 250 евро, и при средней пенсии 3000 рублей, что соответствует примерно 90 евро, такие цены для российского населения вряд ли под силу. Так, кое-кто продает квартиру, последнее имущество, чтобы оплатить срочно необходимую операцию. Всемирный банк оценивает черный рынок медицинских услуг в России до 600 миллионов долларов США в год.

Туберкулез, СПИД и наркомания могут стать постоянной угрозой для демографического и экономического развития страны. Алкоголизм, курение, плохое питание являются причиной постоянно снижающейся продолжительности жизни. У российских мужчин она составляет 57 лет, у женщин в среднем - 72 года.

Новый проект закона правительства предусматривает сегодня финансовую разгрузку государственного фонда медицинского страхования, а также предоставление бесплатного основного медицинского обслуживания на сумму, не превышающую в пересчете сто евро в год, для всех граждан. Все, что больше этой суммы, граждане должны оплачивать самостоятельно или заключать в частном порядке договор о медицинском страховании. Этот проект является примерным подходом, характерным для путинских реформ в социальной области: социальная система должна быть модернизирована и адаптирована к рыночным условиям. В то же время есть желание снизить бремя ответственности государства за своих граждан. Впрочем, выясняется, что реформы не обязательно должны привести к уменьшению финансового бремени для государства, более того, они даже потребуют увеличения расходов, если процесс должен действительно пойти на пользу социальному обеспечению граждан. Понимание этого, а также страх политиков перед социальными волнениями до сих пор мешали проведению крайне необходимых реформ, считает Лилия Шевцова из московского Центра Карнеги (Carnegie). Все предыдущие шаги были робкими. Ожидать чего-то кардинального не приходится. Кремль волнует нечто иное, уверена Шевцова:

Во-первых, это ответ на социальные волнения начала 2005 года, а, во-вторых, неожиданный интерес Кремля к социальным вопросам объясняется приближающимися выборами. Это означает, что четыре национальных проекта должны сделать российское общество к 2007 году счастливым. Кроме того, у России, благодаря нефтяному бизнесу, достаточно денег, чтобы часть из них выделять на социальные проекты.

Ответственным за практическую реализацию проектов назначен близко знакомый российскому президенту по работе в Санкт-Петербурге первый вице-премьер страны Дмитрий Медведев. Денег ему для выполнения поручения хватит: нефть и газ приносят России валюту, положительное сальдо торговли составляет в среднем одиннадцать миллиардов долларов США в месяц. Золотовалютные резервы составляли на конец марта 2006 года 206 миллиардов долларов США. Правда, большая часть этих денег уходит в стабилизационный фонд будущих поколений, созданный в 2004 году, однако достаточно денег остается и после этих отчислений. Медведеву сегодня остается лишь контролировать расходование денег в социальном секторе, причем помня об инфляционном риске, и ведя таким образом конкурентную борьбу с министром обороны Сергеем Ивановым за наследование Путину. Бывший министр экономики, либерал, Евгений Ясин говорит:

Реализовать так называемые "национальные проекты" несложно. В отличие от настоящих реформ они не содержат риска. Для того чтобы тратить деньги, много ума не надо. Задача Медведева состоит в том, чтобы расходовать деньги. Он сейчас находится в прекрасных условиях. Он может доказать свою состоятельность и стать постепенно значимой фигурой. Уже сегодня можно говорить, что он является официальной кандидатурой.

Путин открыл для себя социальную политику как предмет для внимания очень поздно. Его главной целью было удвоение валового внутреннего продукта к 2010 году. Действовал принцип: лучшая социальная политика - это успешная экономическая политика. Начатые в последние месяцы реформы в отдельных областях, кажется, постепенно взламывают заскорузлые структуры российской социальной системы. Самой серьезной реформой в социальной сфере была так называемая "монетизация социальных льгот". Когда определенные группы граждан, таких, как пенсионеры, ветераны, сотрудники милиции, безработные, жертвы Чернобыля или инвалиды, имели с советских времен льготы, например, бесплатный проезд на городском общественном транспорте и по железной дороге, они могли покупать по льготным ценам лекарства, бесплатно разговаривать по телефону или по льготным тарифам оплачивать квартплату. Закон, вступивший в силу 1 января 2005 года, ставил целью заменить эти льготы на ежемесячную выплату примерно 20-50 евро с тем, чтобы сделать систему более прозрачной и эффективной.

Сопротивление было запрограммировано: сотни тысяч протестующих, прежде всего пенсионеров, вышли на улицы многих крупных городов страны. Очевидно, никто не просчитал, какую сумму необходимо выделить взамен отмененных льгот. Денег не хватило и, реагируя на гневные протесты людей, тех, кого это коснулось, многие регионы просто отменили новые правила. Правительство выделило дополнительные деньги, а Путин публично вынес ему порицание за плохое руководство. Однако в апреле 2006 года на улицы снова вышли десятки тысяч людей. На этот раз причиной была реформа ЖКХ. Треть всех россиян пользуются льготами при оплате коммунальных услуг, то есть они платят за воду, отопление и газ по сниженным ценам. К 2008 году за эти услуги придется платить реальную стоимость. Шок. В таких условиях вполне понятна тоска по советским временам, считает пенсионерка Светлана Николаевна, вынужденная жить на 120 евро в месяц, что ниже даже прожиточного уровня:

Мы не привыкли к тому, чтобы нам все время говорили: деньги, деньги, деньги. Раньше мы отличались великодушием. Если раньше я видела какую-нибудь бабушку-пенсионерку, то шла в магазин и покупала ей кефир. Сегодня я даже не могу подать милостыню, поскольку и у самой нет денег. Там, в правительстве, этого не понимают, у них хорошие пенсии, например, у господина Ельцина. Если бы у всех было так, то никто бы не выходил на улицы. Но ведь ясно, что они выйдут на улицы, если всех их лишили льгот на покупку лекарств. И сейчас то же самое: из-за этой реформы ЖКХ. Конечно, люди хотят не только платить деньги, но и знать - за что?

Не продумана также и пенсионная реформа, являющаяся частью закона о монетизации, считает бывший министр экономики Евгений Ясин. Сегодня приходится расплачиваться за то, что в России из-за льгот для отдельных групп населения на протяжении десятилетий складывалась никогда не функционировавшая система социального страхования, и компенсировать ее приходится за счет взвешенной политики в области оплаты труда и цен:

Решение о проведении пенсионной реформы было объявлено сразу после президентских выборов в мае 2004 года. Но она не была обеспечена в финансовом отношении. - В Германии работодатели и работающие по найму одинаково отчисляют деньги в пенсионную систему. У нас же платят только работодатели, поскольку уровень заработной платы очень низкий. То есть, сначала необходимо поднять зарплату. Это значит, что подобные реформы предполагают сначала решение комплексных проблем.

В России, как и в Германии, наряду с ростом числа пенсионеров снижается уровень рождаемости. Однако в России несовместимость, заключающаяся в том, чтобы иметь детей и делать карьеру, не имеет решающего значения. Немного молодых людей могут жить на одну зарплату, теперь частая смена работы в России стало правилом, неофициальный уровень безработицы составляет около 8 процентов. Социолог Жанна Ивановна говорит:

Низкий уровень рождаемости объясняется тем, что молодые семьи вряд ли могут позволить себе иметь детей с материальной и социальной точки зрения. Или же у молодых люди сегодня хорошее образование, и они в состоянии сразу же зарабатывать большие деньги. Таких - меньшинство. Большинство молодых людей в погоне за деньгами подрывают свое здоровье, они гоняются за какой-нибудь работой. . . В этом случае времени для детей не остается.

Численность российского населения сокращается ежегодно на 0,9 процента. Это значит - на миллион человек в год.

Намного эффективнее, чем в провинции, функционирует социальная система в таких городах, как Москва. Но это приводит там к появлению социальной напряженности, эти города становятся средоточием всех тех, у кого где-то в другом месте больше нет никаких шансов.

В последнем докладе Всемирного банка, посвященном проблеме нищеты, делается вывод, что значительная часть недостатков в социальной системе России имеет структурный характер, и они не могут быть преодолены без принятия кардинальных мер. Необходимо реформировать всю систему социального обеспечения в целом. До этого России сегодня далеко, считает политолог Лилия Шевцова:

В последнее время уровень жизни российского населения при Путине стал выше. Сегодня на уровне ниже прожиточного минимума живут уже не 32, а только 19 процентов населения. Именно поэтому люди голосуют за Путина и поддерживают его. Все же политика Кремля носит, к сожалению, популистский характер. Она заключается в распределении денег, в том, чтобы успокоить людей и тем самым заставить их молчать. Если бы у правительства была стратегия, оно бы создало экономике условия для увеличения инвестиций. Тогда появилось бы снова больше рабочих мест, можно было бы повышать уровень заработной платы, и снова стало бы больше товаров отечественного производства. К сожалению, ситуация в экономике иная.

Команда Путина берется за реформы с робостью. Получаются компромиссные решения, которые, в лучшем случае, никому не вредят, но и ни кому по-настоящему не помогают. Поэтому очевидной считает Евгений Ясин тактику топтания правительства на месте:

Большинство представителей нынешнего руководства - не реформаторы. Они не ставят целью создание долгосрочных условий для стабильного и динамичного развития России. Целью, к сожалению, является сохранение власти: "Ведь придут другие и сделают все необходимое, сейчас не горит". Цена на нефть растет, доходы растут. Зачем нужны реформы, если полно денег? Для нынешнего руководства важнее избежать политического риска, чем взять на себя ответственность за страну.

Больной лейкемией шестилетний Илюша из московской больницы еще не разбирается в большой политике. Ему жизнь спас не национальный проект российского президента "Здоровье", а химиотерапия, с трудом оплаченная его родителями. Елена Морозова, детский психиатр, должна после ампутации груди тоже пройти курс химиотерапии. Но авторитетный московский Институт имени Герцена отказывает ей в этом. Она в любом случае не смогла бы заплатить за химиотерапию 30000 долларов США:

Я написала в Министерство здравоохранения о том, что теперь поняла, что для того, чтобы лечиться в нашей стране и вынести все, надо быть очень здоровым, и очень богатым, чтобы за все заплатить. То, что наша система здравоохранения нацелена полностью на то, чтобы отбирать у человека жизнь, мне стало ясно не только благодаря своему собственному горькому опыту, но и в связи с тем, что я наблюдала при этом вокруг себя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.