Владимир Путин почти сдержал слово. Захватив Кремль шесть лет назад, этот бывший агент КГБ пообещал возродить Россию, положить конец унижениям, которым подвергалась страна в постсоветский период, покончить с нескончаемой агонией нищей державы. Сегодня Россия снова внушает страх.

Она заменила нацеленные на Запад ракеты трубопроводами, которые оснащены примитивным оружием 'массового убеждения' - вентилем. Взлет цен на нефть позволил Кремлю меньше чем за четыре года скопить 145 миллиардов долларов. Теперь можно забыть о тех временах, когда Борис Ельцин стоял с протянутой рукой у дверей Международного валютного фонда.

Обещанное Путиным возрождение могущественной державы состоялось - из России получился потрясающий эмират. Месторождения черного золота и газа, дремлющие в недрах ледяной сибирской пустыни, превращают Россию в копию Саудовской Аравии.

Страну не слишком демократичную, попирающую свободы, но обласканную всем миром. А также играющую первую скрипку на мировом энергетическом рынке, содрогающемся в предсмертных конвульсиях.

Россия очень быстро поняла, какое стратегическое преимущество дает ей эта 'манна небесная'. Сначала власть приструнила тех олигархов, которые пытались оказывать ей сопротивление. Затем она взяла под свой контроль запасы природных ископаемых, трубопроводы и компании. И, наконец, несколько месяцев назад, она впервые применила энергетическое оружие и перекрыла поставки газа на Украину, а, следовательно, и в Европу. Европа тогда узнала, что самым страшным инструментом российской внешней политики отныне является 'Газпром'. Сейчас газовый гигант является третьей компанией мира по размеру капитализации. Он не скрывает дорогих его сердцу планов о гегемонии на всей территории Евразии.

Европейцы, которых возрастающее могущество России касается в первую очередь, пока реагируют вразнобой. Они слишком нуждаются в российских энергоносителях, чтобы осмелиться ставить условия пуленепробиваемому 'Газпрому'. И им отчаянно не хватает опыта, чтобы подготовиться к Большой энергетической игре, которая начнется в XXI веке.

Вашингтон, естественно, реагирует по-другому. Американцы одержимы идеей 'энергетической безопасности', которая вот уже пятьдесят лет формирует их мировоззрение. Они в равной степени боятся и того, что Европа попадет под каблук российской петрократии, и того, что Москва и Пекин заключат энергетический пакт.

___________________________________________________________

Первый закон петрополитики ("Foreign Policy", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.