Москва. 'Именно материальный успех, свобода и справедливость составляют основные ценности, которые мы с вами разделяем', в то время как 'основные угрозы суверенности нашей нации - это международный терроризм; это (к счастью, пока очень гипотетическая) угроза прямого военного столкновения; неконкурентоспособность экономики; мягкое поглощение по современным "оранжевым технологиям" при снижении национального иммунитета к внешним воздействиям'. Такие слова произнес некоторое время назад Владислав Сурков перед руководителями московской партии власти, 'Единой России', предначертав таким образом идеологические предпосылки, отголоски которых прозвучали во вечрашнем обращении президента Владимира Путина к Федеральному Собранию. Многие наблюдатели предполагали, что партия, рожденная для Путина и вместе с Путиным, решила сделать первые шаги, чтобы выйти из тени президента, начать свой собственный путь, с тем, чтобы не исчезнуть в 2008 году, когда Путин покинет Кремль.

Слова Суркова имеют огромное значение, потому что это один из ключевых людей в Администрации, мозг, который руководит идеологическими решениями. Это теневая фигура, о которой известно лишь немногое. В его жилах течет чеченская кровь (со стороны отца); его подлинное имя - Асламбек Дудаев (безо всяких родственных связей со знаменитым однофамильцем), его мать сменила фамилию на русскую, когда из Грозного они переехали в Липецк, к юго-востоку от Москвы, маленькому Суркову было тогда от силы пять лет. Но он отнюдь не открещивается от своего чеченского происхождения. В настоящий момент он является заместителем главы президентской Администрации, которая многие годы была для Кремля своего рода серым преосвященством. При публикации его интервью в журнале Der Spiegel его назвали самым могущественным человеком в России после Путина, утвердив за ним роль архитектора управляемой демократии.

Именно поэтому его слова нельзя недооценивать в контексте вчерашнего обращения президента, в котором он говорил о возрождении экономики и власти в России. В его речи были затронуты самые различные аспекты: он представил весьма детализированную картину внутренней ситуации, видение которой с ним разделяют многие соотечественники, в особенности из числа людей, занимающих видное положение. Сурков - человек, который из-за кулис определяет слова Путина, контролирует политику партии власти, потому что, несмотря на молодость (в сентябре ему исполнится 42 года), с 2000 года он заведует взаимоотношениями между Администрацией и обеими палатами парламента, Конституционным судом и Центральной избирательной комиссией. Кроме того, он занимается идеологическими аспектами политики президента.

О своем начальнике Собянин рассказывает очень мало; чуть больше известно о его коллеге, заместителе начальника Игоре Сечине, вернейшем последователе президента, который в питерские времена был секретарем Путина, а теперь возглавляет 'Роснефть' - крупнейшую российскую государственную компанию, занимающуюся добычей и транспортировкой нефтяного сырья. Но самый главный царедворец - именно он, Сурков, в чьем резюме имеется, естественно, и важная должность в государственной компании: он является председателем совета директоров 'Транснефтепродукта', компании, которая контролирует экспорт нефти.

Вдвоем Сечин и Сурков могли бы безо всякого противодействия определять нефтяную политику Москвы, и если в географии стран бывшего Советского Союза, покорных или непослушных российской воле, что-нибудь не сходится, достаточно бросить взгляд на владельцев нефте- и газопроводов, чтобы понять, какой ветер дует из Кремля. Потому что идея состоит в том, чтобы управлять добычей ('Газпром' и 'Роснефть' - Сечин) и сбытом ('Транснефтепродукт' - Сурков) энергетических ресурсов, а политические свободы можно потом обсудить отдельно. Владислав Сурков - ключевой элемент в структуре, прозванной 'Корпорация Кремль', объединении семи человек, занимающих высшие должности в правительстве или в президентской администрации, однако находящих достаточно времени, чтобы управлять девятью крупными государственными компаниями, которые сами по себе дают 37% российского ВВП, то есть 222 миллиарда долларов. С марта 2004 года он является также советником Путина по отношениям с партиями, и не будет преувеличением предположить, что его настрой соответствует президентскому.

Обратите внимание на послесловие

Речь, которую Сурков произнес в ходе встречи со слушателями Центра партийной учебы и подготовки кадров 'Единой России', абсолютно беспрецедентна в смысле своей идеологической значимости: только сквозь призму содержавшихся в ней ценностей и угроз можно читать выступление Путина. Демократия, которая так усиленно обсуждалась в начале девяностых годов, могла бы принести свободу и социальную справедливость, но очень многие думают, что в Россию не пришло ни то, ни другое. В путинскую эпоху, напротив, олигархов представляют как людей, обогатившихся за время реформ, за которые поплатились бедные, как людей, которые не сумели благоразумно вспомнить о своей великой матери-родине. А потому всячески приветствуется нормализация этой ситуации, которая, как говорилось в речи Суркова, и проводится Путиным.

Если возникает необходимость слегка надавить, чтобы вернуть 'верховенство, позволяющее способствовать экономическому развитию' страны, то есть чтобы получить общенациональный (но не обязательно государственный) контроль надо энергетическими ресурсами, Сурков успокаивает общественность: это цена, которую необходимо заплатить за демократический прогресс. Сурков приводит в качестве показательного примера дело ЮКОСа: для того, чтобы достичь минимально необходимых для демократического государства показателей, требуется соблюдать налоговое законодательства и не давать олигархам возможности занять место законной власти. В послесловии к речи подчеркивалось, что потребуется 10-15 лет на то, чтобы завершить переход к демократии, установить стабильность и создать новый управляющий класс. Однако это послание не давало карт-бланш 'Единой России' - это было скорее предложение к партии заняться воплощением этих ценностей, чтобы обеспечить спокойное будущее путинской России.

____________________________________________________________

Игра в опасные игры ("The Economist", Великобритания)

В поисках путинской политики ("The Economist", Великобритания)

Россия - великодержавная петрократия ("Le Temps", Швейцария)

Искушение России фашизмом ("Project Syndicate", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.