Когда три недели назад председатели правлений BASF и "Газпрома" подписывали в Томске соглашение о совместном освоении сибирского месторождения газа "Южнорусское", федеральный канцлер Меркель (Merkel), член ХДС, и президент Путин мирно стояли позади всех. Президент России заверил ее в том, сообщила перед этим госпожа Меркель, что его страна и впредь будет оставаться надежным партнером в том, что касается газа.

И вот теперь месторождение "Южнорусское" стало предметом юридического спора между американским предприятием Moncrief Oil International и дочерней компанией BASF Wintershall, причиной которого является якобы нарушение договорных обязательств со стороны "Газпрома". Поскольку судиться с "Газпромом", руководство которого вхоже в Кремль, в России дело бесперспективное, Монкриф требует в Германии возмещения ущерба, согласно закону о скрытой конкуренции, от компании Wintershall, которую "Газпром" склонил к нарушению договора. Сумму компенсации американская компания не называет. Председатель ее правления Ричард Монкриф (Richard Moncrief) говорит лишь, что стоимость спорных активов составляет примерно восемь миллиардов долларов США.

Несколько соглашений, начиная с 1997 года

Компания Moncrief Oil International утверждает, что, начиная с 1997 года, заключила с дочерним предприятием "Газпрома" несколько соглашений о газовом месторождении, согласно которым ей полагаются 40 процентов акций "Южнорусского" месторождения. По утверждениям Монкрифа, ни одно из этих соглашений, после подписания которых американское предприятие инвестировало уже значительные суммы, не было аннулировано.

Еще в июле 2004 года российский монополист просил после встречи Ричарда Монкрифа с председателем правления "Газпрома" Алексеем Миллером внести дополнения к своим предложениям о сотрудничестве. Кстати, в то время "Газпром" уже вел переговоры о месторождении "Южнорусское" с компаниями Eon и Wintershall. После того, как эти переговоры стали достоянием гласности, Монкриф отправил в марте и в мае 2005 года письма в адрес Eon и Wintershall, обратив их внимание на свои претензии. Американцы говорят, что реакции на это не последовало.

Компания BASF знала о претензиях Монкрифа

Во всяком случае, нет никаких сомнений, что компания BASF при подписании соглашения в Томске знала о претензиях Монкрифа. "Это старая история", - говорит официальный представитель предприятия.

Монкриф еще летом 2005 года пытался вынести дело на рассмотрение техасского суда, который, однако, - по ходатайству "Газпрома" - объявил себя неправомочным, так и не рассмотрев дела. Но юридический спор не завершен и в Америке, так как техасское предприятие обратилось в апелляционный суд.

История Монкрифа, связанная с месторождением "Южнорусское", запутанная, поскольку однажды американцы уже теряли доступ к месторождению - судьба, которую тогда разделил и "Газпром". В результате мошенничества в руководстве дочерней компании "Газпрома" "Запсибгазпром" права на месторождение передавались в 2000 и 2001 годах компании "Итера", занимающейся сбытом газа, одному из самых непрозрачных предприятий на постсовестком энергетическом рынке, название которого всплывает каждый раз, когда заходит разговор о крупномасштабной коррупции. Кто является владельцем "Итеры", неизвестно. Постоянно строятся догадки, что за предприятием могут стоять менеджеры "Газпрома", оно служит им для того, чтобы направлять финансовые потоки из концерна в свои собственные карманы.

Коррупционные связи в концерне

После того, как Путин назначил в 2001 году своего человека Алексея Миллера председателем правления "Газпрома", тот начал бороться с коррупционными связями в концерне. Успехом в этой борьбе стало то, что "Газпром", в том числе, вернул себе контроль над месторождением "Южнорусское" и заверил Монкрифа, что все прежние договоренности остаются в силе. Проект стал в мае 2002 года даже частью совместной инициативы президентов Путина и Буша (Bush) в области энергетики.

Прежде чем доступ к месторождению "Южнорусское" получила компания Wintershall, надежды на газовое месторождение питало и другое предприятие: летом 2004 года концерн Eon выступил в качестве единоличного иностранного партнера "Газпрома" в освоении месторождения, - но вскоре после этого он был отстранен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.