Похоже, что в Москве вновь забрезжила надежда. О начале перемен к лучшему свидетельствует внезапная и безжалостная отставка генерального прокурора Устинова, который услужливо и ханжески помогал растаскивать по частям ЮКОС, после чего последовало заключение под стражу президента компании Ходорковского; весьма примечательное выступление Путина на проходившем в Москве Всемирном газетном конгрессе, на котором безо всяких экивоков говорилось об ухудшении ситуации со свободой информации в России; и, наконец, самая важная примета перемен - принятое 'Газпромом', который известен своей близостью к властям, решение об увеличении на 60% цен на газ для Белоруссии, что существенно выше уровня повышения тарифов для мятежной Украины: определенно, Путин уже не так высоко ценит гротескного минского сатрапа Лукашенко.

Безусловно, одна ласточка весны не делает, но, судя по всему, число разнообразных провокаций, которые Россия устраивала в последние месяцы, будет уменьшаться. Финансовые рынки в нашем современном, уже далеко не сталинском и даже не брежневском мире очень своевременно намекнули Москве, что дело ЮКОСа еще долгое время будет омрачать атмосферу ведения бизнеса с Россией. Несмотря на то, что Goldman Sachs выбрал Deutsche Bank для подготовки IPO многих российских предприятий, западные инвесторы демонстративно игнорировали эти первичные предложения акций, что заставило российские предприятия снизить оценку своей рыночной стоимости в среднем на 30 процентов.

Но угроза оказаться в финансовой изоляции является не единственной причиной благоприятных перемен в России. На самом-то деле мы с вами являемся свидетелями старого противостояния, которое в течение трех столетий красной нитью проходит через всю историю России. С одной стороны находится лагерь сторонников авторитаризма, которые делают вид, что защищают определенные национальные традиции, и не желают подражать Западу; сегодня в этом лагере мирно сосуществуют христианские православные фундаменталисты, шовинистически настроенные российские националисты и те, кто с ностальгией вспоминает о времени 'сильной руки'. Их внешнеполитический курс направлен на конвергенцию интересов России, Китая и исламских наций, из чего складывается этакий 'профсоюз недовольных', который будет выступать как против глобализации, так и против усиления политических свобод, которые, по их мнению, губительны для страны. К этому великорусскому евразийскому лагерю принадлежат президент 'Роснефти' Сечин, банкир православной церкви Пугачев, Председатель Совета Федерации Миронов, а также бывший генеральный прокурор, а ныне просто частное лицо, Устинов, что позволяет предположить, что перевес сил на их стороне. Последней шокирующей идеей, предложенной этим лагерем, было не что иное, как создание из Шанхайской организации сотрудничества, куда входят Россия и Китай, антинатовской структуры, открытой для вступления в ее ряды Ирана, и - почему бы и нет? - палестинского движения ХАМАС, несомненным достоинством которого, с их точки зрения, является его противостояние на Ближнем Востоке 'троюродным братьям' Ходорковского и премьер-министра Фрадкова.

В отличие от этих сил, лагерь 'западников', который намного шире, чем это принято считать, по-прежнему намерен сохранить и упрочить основные либеральные завоевания Горбачева и Ельцина. Они не сдают позиций по таким принципиальным вопросам, как воссоздание прочного союза с Украиной, Грузией или Казахстаном, они определенно служат противовесом тем американцам, которые тоскуют по временам 'холодной войны', они берут курс на сближение с Европой и американскими политиками-реалистами, к которым можно причислить саму Кондолизу Райс (Condoleeza Rice).

Команда экономистов, которые сохранили свои позиции - блестящий министр финансов Алексей Кудрин, а также сегодняшний генеральный секретарь Кремля Медведев - тяготеют к этому лагерю. Их идейным вожаком по-прежнему является Анатолий Чубайс. Их новый союзник - министр обороны Сергей Иванов, который хотя и является выходцем из военной контрразведки КГБ, в политическом плане принадлежит к ярым сторонникам гражданской, но не националистической власти. К лагерю 'западников' умеренного толка также можно причислить и Дмитрия Козака, молодого генерала КГБ, которого Путин только что отозвал из Южного Округа, где он был полномочным представителем президента, чтобы назначить на пост генерального прокурора РФ.

Здесь я осмелюсь дать совет Владимиру Путину и по-дружески предупредить его. Слово 'силовик', которое в наше время пришло на смену более суровому слову 'чекист', в политическом плане ничего не значит. В начале своего президентского срока Путин сделал замечательный жест: он 'осыпал цветами' могилу Юрия Андропова. Андропов был кем угодно, но только не слепым защитником 'корпоративных интересов' органов госбезопасности: с конца 1930-х годов до его последней 'битвы' с Сусловым и сторонниками Брежнева, Юрий Андропов не переставал бороться со сталинизмом, шовинизмом и антизападными настроениями, как до него делали Берия и известный невозвращенец Александр Орлов, которого Андропов помог реабилитировать, также как и Маркуса Вольфа (Markus Wolf), и сохранивших ему верность болгарских чекистов. В недрах органов госбезопасности Советского Союза существовала и другая, противостоящая Андропову, группировка, в которую входили пустобрехи и скоты, подобные Шелепину или Солдатову, инициатору альянса с Сирией, который привел к убийству Альдо Моро (Aldo Moro) и покушению на Папу Римского. Не может быть и тени сомнения, что нужно идти путем Андропова, и крайне осторожно относиться к противоестественным альянсам с нынешними Китаем и Ираном. Нет никаких сомнений в том, что будущее России зиждется на историческом развитии идей западников, а также на заветах Андропова.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Александра Адлера на ИноСМИ.Ru

Покончить с изоляцией России, остановить трагедию ("Le Figaro", Франция)

Россия: лев и лиса. . . ("Le Figaro", Франция)

"Дело "ЮКОСа" и кремлинология ("Le Figaro", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.