Политическая и экономическая элиты России с удовлетворением отмечают, что их страна преодолевает болезненную утрату своей значимости, имевшую место после краха коммунизма. Вопрос лишь в том, не на глиняных ли ногах, как это было в советские времена, стоит это новое влияние.

Москва использует свои постоянно дорожающие газ и нефть с целью вмешательства в геополитическую игру. В Шанхае, крупном промышленном городе Китая, президент России Владимир Путин выступил на саммите организации, носящей название этого города, с инициативой создать новый "энергетический клуб" в Азии. Москва видит в этом возможность играть в будущем благодаря своим ресурсам из Сибири и Дальнего Востока более серьезную роль и оказывать влияние на весь азиатский регион. Причем опять непонятно, чего же, собственно, добивается Россия. Она, как это часто бывало в ее истории, никак не может сделать выбор между Западом и Востоком.

С европейской точки зрения, особенно с точки зрения Германии и Франции, желательной считается привязка России к европейским структурам, однако у российской стороны эта точка зрения внимания не находит. Москва в эйфории от избытка долларов, поступающих от экспорта нефти и газа, и имея валютные резервы, превращающие уплату советских долгов во второстепенное дело, связывать себя какими-то обязательствами, по крайней мере, в настоящий момент не собирается. Она считает себя самодостаточной. Совсем недавно глава Кремля Путин задавался, - скорее всего, риторически - вопросом, почему мы должны выбирать ту или другую сторону? Кремль благодаря усилению своего влияния, вызванному ростом цен на энергоносители, выступает с все большей самоуверенностью. Во внешней политике он выступает в качестве страны-гаранта существующего миропорядка, а внутри страны превращает сырьевой сектор в базу стратегической политики и совсем не намерен отдавать эту "святыню", как это сказал Путин, на откуп рынка. То, что Дмитрий Медведев, считающийся возможным преемником, со всей очевидностью выступает за интеграцию с Западом, говорит, конечно, о наличии разногласий в монолитном на первый взгляд российском руководстве. Однако право определять курс - за Путиным, который заверяет партнеров и на Западе, и на Востоке, что их в России ждут, но в сомнительных случаях могут от них и отказаться.

И все-таки угроза перенести центр российских экономических интересов на Восток, о чем на днях вновь говорил националистически настроенный мэр Лужков, является блефом. Россия и сегодня, и в будущем не сможет найти столь же платежеспособных потребителей, как европейцы, значение которых в связи со строительством Балтийского газопровода еще больше возрастает. Столь же маловероятно, чтобы стабильный сбыт в Европе смогли заменить проекты, связанные со сжиженным газом. В общей сложности 60 процентов российской внешней торговли приходятся на ЕС. Где Лужков собирается искать альтернативу этому?

Китай, используемый российскими политиками в качестве козырной карты в геополитической игре, сможет потреблять газ из России в больших объемах лишь в далеком будущем. Но и тогда объемы будут оставаться значительно ниже тех, которые идут на Запад. Мысль о том, что направление газового потока с Запада на Восток можно изменить одним поворотом рычага, столь же далека от действительности, как и предположение, будто страна восходящего солнца сможет уже в скором времени стать поставщиком высоких технологий.

А они России крайне нужны, чтобы подтянуть свою перерабатывающую промышленность. Российское руководство понимает это, но разработкой своих собственных высоких технологий занимается робко. И в этом нет ничего удивительного. Беда заключается в концентрации сырьевого экспорта - экспорт природного газа только что де-факто национализирован законодательно. Он, конечно, приносит большие деньги, что идет на пользу бюджета. Однако коррумпированная бюрократия, тесно связанная с экспортерами сырья и испытывающая эйфорию от прибыли, тормозит необходимые преобразования в стране - и, тем самым, возврат России в ряды великих держав. Никто еще не становился великой державой только благодаря газу и нефти, иначе таковой уже давно была бы Саудовская Аравия.

Вместо этого усиливается склонность экспортеров сырья повышать цены и оказывать давление на потребителей. В результате государство подавляет только что начавший развиваться экономический потенциал и препятствует усилению российской мощи в долгосрочном плане.

____________________________________________________________

Шанхайский сюрприз ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.