Ожесточенная борьба между "Arcelor" и "Mittal Steel" вызвала определенное волнение в сталелитейной промышленности. После пятимесячной борьбы за поглощение "Arcelor" компания "Mittal", и без того являющаяся крупнейшим в мире производителем стали, создаст еще большую компанию. В воскресенье 25 июня совет директоров "Arcelor" согласился с предложением, составившим 32,2 миллиарда долларов США, что примерно на 40% больше первоначального январского предложения. В результате будет создана компания, которая будет более чем в три раза крупнее ближайшего конкурента. Это является видной победой как для Лакшми Миттала (Lakshmi Mittal), индийского стального магната, стоящего за вышеуказанным предложением, так и для акционеров "Arcelor". Другие европейские инвесторы, несомненно, отметят этот редкий пример победы акционеров.

Г-н Миттал давно считал, что в отрасли будут преобладать компании, производящие более 100 миллионов тонн стали в год. Однако вместо того, чтобы выходить на эти позиции, присоединяя к себе более мелкие сталелитейные предприятия, он в январе этого года удивил большинство наблюдателей смелой попыткой заполучить "Arcelor" - второго в мире производителя стали. "Mittal Steel" надеется, что ее дешевое производство и высокоприбыльные рынки "Arcelor" в сочетании с большими возможностями новообразованной компании по установлению цен и приобретению более дешевого сырья смогут поддержать бум, вызванный огромными потребностями Китая в металле.

Изначальный подход Миттала к "Arcelor" спровоцировал войну слов и дел. Глава "Arcelor" Ги Долле (Guy Dolle) делал все возможное, чтобы слияние с "Mittal", которое он называл "на 150% враждебным", не состоялось. В этом ему помогало и отношение европейских политиков к данной ситуации. В частности, власти Франции и Люксембурга были в ужасе от того, что "иностранная" компания намеревается захватить европейского лидера, хотя сама "Mittal Steel" зарегистрирована в Нидерландах, а руководство ею осуществляется из Лондона. Сопротивление данной сделке совпало с волной национализма, прокатившейся по Европе, когда правительства европейских стран пытались устроить сделки по слиянию национальных компаний для того, чтобы оставить в стороне заграничных претендентов.

"Arcelor", поддерживаемая отрицательным отношением властей Франции и Люксембурга к "Mittal", делала все возможное, чтобы противостоять сделке. Она попыталась создать "отравленную пилюлю" из "Dofasco" - купленной незадолго до этого сталелитейной компании. Эта компания вскоре предложила выкупить свои акции обратно, отрицая при этом, что данный ход направлен против слияния с "Mittal". Более неприятной была попытка г-на Долле представить "Mittal Steel" как компанию, не разделяющую европейски культурные ценности. Самыми безобидными были слова о том, что "Mittal Steel" страдает от "монокультурного управления"; гораздо хуже звучало описание предложения как "мартышкиных денег".

Компания "Arcelor" ругала качество стали и критиковала корпоративное управление в "Mittal Steel". В мае она нашла себе "рыцаря на белом коне". "Северсталь", сталелитейная компания из России, которая не славится высокими стандартами корпоративного управления, оказалась готовой выплатить 13 миллиардов фунтов стерлингов за право стать главным акционером "Arcelor". При этом "Arcelor" прибегла к некоторым подозрительным уловкам. Она потребовала, чтобы против предложения "Северстали" проголосовали больше половины всех зарегистрированных акционеров вместо - что более распространено - простого большинства акционеров, принимавших участие в голосовании. При этом "Arcelor" отметала любую критику, заявляя, что по уставу компании и законодательным актам Люксембурга никаких консультаций по процедуре голосования не требуется.

Акционеров все больше беспокоили попытки г-на Долле сохранить свою работу, а не заключить наиболее выгодную сделку. Разговоры о подаче исков в суд, сопротивление выкупу акций, направленному на расстройство сделки с Митталом, угрозы выступить против переизбрания членов совета директоров и призывы инвесторов к отставке г-на Долле - все эти действия вынудили "Arcelor" сесть за стол переговоров. Недовольство акционеров ослабило и политическое сопротивление. Люксембург стал менее склонен помогать "Arcelor", Франция признала, что она практически беспомощна и не может вмешаться.

Акционерам еще предстоит подтвердить данную сделку, однако благодаря внушительной сумме, предложенной Митталом, они скорее всего так и сделают. Создание "Arcelor Mittal" - так будет называться новая компания - подтолкнет другие быстрорастущие компании из стран с развивающейся экономикой к приобретению более стабильных европейских конкурентов. Также оно может способствовать ослаблению волны экономического национализма, несущейся по Европе. И европейские акционеры поймут, что выступление против управленцев, которые не горят стремлением защищать их интересы, более не является безнадежным делом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.