Российская Федерация за короткое время ужесточила законы. Весной вступил в силу акт, жестко регулирующий деятельность общественных организаций. В августе принят закон, сужающий поле деятельности оппозиции. Он касается радикальных политических движений.

По новому закону, каждого, кто выступает против чиновников, можно не допускать к участию в выборах, то есть запретить заниматься политической деятельностью. Президент Путин утвердил своей подписью документ, запрещающий критику чиновников и расистскую деятельность. Новый закон поперчили и подсолили, включив понятия 'терроризм' и 'поддержка терроризма'. Для многих российских инакомыслящих и для западных наблюдателей с обозревателями это был явный перебор: по мнению некоторых, в России намыливают веревку, которую и набросят на шею демократии.

В принципе в тексте закона все понятно. Каждое государство стремится защитить своих граждан от экстремизма, расизма и проявления крайнего радикализма. Во многих западных странах, например в Германии, считается преступлением публичное использование нацистского приветствия.

У нового закона есть ярые защитники. Подобные изменения в законодательство окажут, по их мнению, реальную помощь в борьбе против радикализирующейся деятельности крайних группировок. Сторонником закона является, например, руководитель московского аналитического центра 'Меркатор' Дмитрий Орешкин. Он считает закон негрубой смирительной рубашкой для погашения радикальных проявлений.

Фоном для принятия закона была мысль о том, что гражданское общество, партии и общественные организации в России нуждаются в инструменте духовной, идеологической защиты. Под защитой этого инструмента демократия в России сможет развиваться без детских болезней. Сторонники закона могли также ссылаться на недавние проявления расизма в России - нападения на темнокожих студентов и иностранцев в стране.

Негрубая рубашка или свинцовая примочка?

Проблема в толковании статей закона. Будет ли в ходе местных выборов лицо, заявившее о нарушении закона действующим мэром, его ошибках или даже назвавшее городского главу в пылу полемики 'политическим тупицей', арестовано и препровождено в тюрьму? Является ли политическая критика антиконституционным деянием? Будет ли любая независимая политическая деятельность названа 'неотроцкизмом', как выразился недавно заместитель председателя партии 'Союз правых сил' Леонид Гозман.

Главная и сложная задача для Кремля, похоже, трактовать новый закон 'негрубо', по возможности 'нежно'. Искушение использовать нормы закона для удушения политических противников - слишком велико. Миллиардер Михаил Ходорковский отбывает политическое наказание наряду со многими другими политическими оппозиционерами в лагере. Гулаг жив в России.

С другой стороны новый закон загоняет в один угол всех оппозиционеров - и фашистов, и сторонников демократических преобразований. Примером может служить проведение в июле форума 'Другая Россия', на котором присутствовали бывший премьер-министр правительства РФ Михаил Касьянов, нацболы Эдуард Лимонов и Виктор Ампилов. В представлении лимоновцев будущая Россия - это не демократия и не многопартийная страна, а Касьянов стремится к европейской модели.

От радикальных движений надо защищаться

Нужна ли в России вообще оппозиция или наши соседи могут жить в условиях управляемой демократии без нарушителей общественного спокойствия? Действительно ли в России создается мнимая демократия, при которой управляемые из Кремля политические партии якобы ведут между собой полемику и борьбу? Или же российский народ настолько созрел политически, что в состоянии сам определить направление вектора политического развития?

В западных моделях значение оппозиции состоит в том, что она вырабатывает и предлагает альтернативы, ищет ответы на политические вызовы. Оппозиция нужна даже в такой 'однопартийной' стране, как Швеция.

Демократия, похоже, не может существовать в России без защищающей ее государственной руки. Сталинская эпоха была в стране относительно недавно, и крайне радикальная деятельность должна быть обязательно подорвана.

Голос оппозиции должен быть слышен

Каждый побывавший в России недавно не мог не заметить, что расизм поднимает голову и что российские скинхеды видны на улицах городов. Закон может способствовать борьбе с расизмом, если сигнал дойдет до местных властей. Если Россия намеревается и далее быть многонациональным государством и федерацией с разными народами, носителями разных культурных ценностей, то заигрывание с расистами необходимо, наконец, прекратить.

Но самую большую ответственность несут, прежде всего, простые российские граждане: ксенофобия и расистские взгляды не исчезают с принятием даже самого распрекрасного закона. Самое важное - это общественное мнение, которое в состоянии искоренить бытовой расизм.

Общественные организации и сознательные граждане играют свою роль в том, чтобы прокуратура России и милиция не выходили за рамки политической разумности. Во время предвыборных кампаний должна быть возможность критиковать и даже резко критиковать чиновников. Залогом продолжения российских реформ является то, что зона свободы не будет неуклонно сокращаться. Иначе Россия вновь вернется к тоталитаризму, и новый закон, касающийся радикальных политических движений, будет действительно намыливать веревку, на которой может быть легко вздернута любая оппозиция.

Арто Луукканен - профессор университета Йоенсуу

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.