Давно уже пора было экономистам прийти к выводу, что лето - опасный период. Обычно именно в то время, когда биржевые маклеры уделяют больше времени расписанию приливов и отливов, а не котировкам; арестам рыболовов-браконьеров, а не сообщениям Федеральной резервной системы США, и происходят потрясения планетарного масштаба. Вспомните о 15 августе 1971 года, когда Ричард Никсон приостановил конвертируемость доллара в золото, и, соответственно положил конец Бреттон-Вудскому соглашению (договор, подписанный первыми членами ООН в 1944 г. и учреждающий Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, а также золотовалютный стандарт фиксированного обменного курса - прим. пер). Вспомните о лете 1985 года, когда крупнейшие державы объединились, заключили соглашения Plaza и девальвировали американский доллар (по отношению к йене и европейским валютам - прим. пер). Вспомните также об августе 1998 года, когда из-за финансового кризиса в России и обвала рубля крупнейшие хеджевые фонды почувствовали, как земля уходит у них из-под ног.

Кто-то может сказать, что это лето выдалось на удивление спокойным. Рынки вели себя хорошо. Цены на нефть не скакали как безумные. Не было сенсационных слияний или поглощений, и ничто не потревожило безмятежный отпуск руководителей сорока крупнейших французских компаний.

Не было даже ни одного более-менее значительного урагана, который мог бы покорежить нефтяные платформы в Мексиканском заливе или отбросить прибрежные штаты на Миссисипи во времена 'Унесенных ветром'. Короче говоря, полный штиль, если не считать событий в Ливане.

Тем не менее, этим летом произошло одно событие, которое прошло почти незамеченным, но оно может резко изменить положение дел, как в европейской экономике, так и в мировой геополитике. 21 августа 'Внешэкономбанк' России выплатил 22,5 миллиардов долларов всем своим кредиторам, объединенным под сенью Парижского клуба. Семнадцать крупных западных стран, которые положили свои займы времен Советского Союза на полку 'магазина утраченных иллюзий', были безмерно удивлены, когда им выплатили все до последнего цента. Более того, они получили 'бонус' в размере 1.3 миллиарда долларов - пени, которую должен заплатить дебитор, если он выплачивает долг с опережением графика.

Всего через восемь лет после глубочайшего финансового кризиса, когда представители МВФ прибыли в Москву, чтобы предоставить финансовую помощь и отодвинуть сроки выплат по суверенным долгам страны, Россия не только возродилась из пепла, она сочла делом чести досрочно погасить свою внешнюю задолженность. Этот шаг дает России следующие преимущества. Во-первых, финансовое положение страны сразу же улучшится. Во-вторых, страна, не обремененная долгами - это страна, которая чувствует себя свободной по отношению к своим бывшим кредиторам.

Не случайно Москва, через несколько дней после обретения ею финансовой независимости, объявила, что одна из компаний, которую Кремль использует для инвестиций, приобрела 5 процентов акций EADS. И сделала она это вовсе не для того, чтобы просто вложить капитал в компанию, воспользовавшись тем, что ее акции с начала лета упали в цене. Но для того, чтобы установить долгосрочные отношения. Русские высказывают пожелание и приобрести блокирующий пакет акций, и внести изменения в Устав компании.

В то же самое время 'Газпром' укрепляет свои партнерские отношения с алжирской 'Sonatrach' и итальянской 'ENI'. Металлургическая компания 'Северсталь', к которой весной обратилось руководство 'Arcelor' с просьбой помочь им отразить враждебное поглощение со стороны 'Mittal', получила компенсацию за сорвавшуюся сделку и теперь рассматривает другие объекты для поглощений. Да и другие российские концерны подумывают о покупке компаний - символов западного капитализма. И все это с благословения, поощрения, и даже негласной помощи Кремля. Владимир Путин хочет, чтобы российским олигархам на Западе оказывали радушный прием, и не забыл включить этот вопрос в повестку дня своего визита к Жаку Шираку, который состоится в конце этой недели.

Бывшая царская империя, которая ныне купается в нефтедолларах, чьи золотовалютные резервы составляют 54 миллиарда долларов (так в тексте - прим. пер.), очень быстро из должника превратилась в кредитора. Сергей Сторчак, заместитель министра финансов, недавно заявил, что его страна отныне готова кредитовать самые бедные страны на нашей планете.

А это значит, что назревает новая геополитика развития и сотрудничества между американцами, китайцами и русскими, в ущерб Европе.

Эти факты позволяют мне сделать несколько выводов. Во-первых, экономическая история развивается ускоренными темпами, достаточно только посмотреть на то, как быстро Россия встала на путь благополучия, только благодаря ценам на нефть и газ. Во-вторых, Владимир Путин хочет восстановить утерянную славу царской России. И пользуется преимуществом, которое ему дает изобилие энергоресурсов, чтобы проводить достойную Екатерины Великой империалистическую политику. И, наконец, даже если это звучит полной нелепицей, Франция - увы! - не смогла предугадать эти события. Да, Черчилль говорил: 'Россия - загадочная головоломка, покрытая мраком тайны'. Но французские руководители, которые несколько лет назад, согласились на выплату смешной суммы компенсации держателям облигаций займов царской России, как никогда проявили свою беспечность и недальновидность.

__________________________________________________________

Когда 'русский людоед' хочет полакомиться нашим национальным достоянием ("La Tribune", Франция)

Россия прыгнула в банку с пауками ("The Times", Великобритания)

Наступательная политика АО 'Россия' ("Le Monde", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.