Неделю назад Россия в попытке восстановить контроль над своими энергоресурсами попыталась фактически отобрать у западных компаний когда-то выданные им лицензии. Может ли Запад дать сдачи?

'Сильная рука' российской националистической нефтяной политики разминалась довольно долго, но теперь она, видимо, решила продемонстрировать всю силу своих накачанных мускулов. На прошлой неделе случилось сразу несколько событий, из которых становится окончательно ясно, что президент Владимир Путин не оставит попыток собрать все ресурсы своей страны под контролем государства: Россия публично поставила под вопрос права самых влиятельных нефтяных компаний мира на разработку нефтегазовых проектов на ее территории. Ни лорду Брауну (Lord Browne) из ВР, ни главе Shell Йоруну ван дер Вееру (Jeroen van der Veer) ответить пока нечем; для Exxon с Total ставки не менее велики.

Однако на этот раз Россия не бьет кулаком, а размахивает зажатой в нем бумагой. О причинах отзыва выданных иностранным компаниям много лет назад лицензий - а в качестве причин приводятся как экологические нарушения, так и превышение расчетных смет и отведенного на разработку времени - за это время успел высказаться целый ряд официальных институтов, от министерства природных ресурсов до представителей сибирских властей и российских послов за границей.

В результате предпринятых российской властью шагов под угрозой оказались проекты компаний Shell и Exxon на гигантском месторождении нефти и газа, расположенном к востоку от России, на острове Сахалин, и оцениваемом в 45 миллиардов баррелей; в тумане будущее совместного предприятия ВР с компанией 'ТНК' по разработке невообразимого - 60 триллионов кубических футов (1,7 трлн. куб. м. - прим. перев.) - месторождения газа на Ковыкте в Восточной Сибири, а также проекта разработки заполярного Харьягинского месторождения нефти, на котором работает Total. Причем из-за спин всех участвующих в скандале политиков неизменно выглядывает национализированный энергогигант 'Газпром', буквально проламывающийся состав участников преимущественно иностранных предприятий, разрабатывающих эти месторождения.

Shell, BP и Total российские власти обвинили в нарушениях экологических норм. Для Shell, контролирующей 55 процентов проекта 'Сахалин-2' на юге острова, нефтяной эквивалент которого составляет 4,5 миллиарда баррелей, это закончилось приостановкой лицензии, выданной Министерством природных ресурсов.

Экологи тут же заявили, что они уже много лет высказывали опасения - в частности, за будущее популяции редких серых китов, - и с негодованием отмели сомнения в состоятельности своих утверждений, но это мало кого убедило. Как сказал один аналитик, 'ну кому в России нужна экология? Все дело в том, что власть хочет забрать контроль себе'.

Западные компании не стали комментировать происходящее, однако российские власти осудило само международное сообщество. Резко высказалась Япония, ожидавшая получать с 'Сахалина-2' газ и имеющая в лице двух своих крупнейших компаний Mitsui и Mitsubishi 45-процентную долю в проекте. Синдзо Абе (Shinzo Abe), наиболее вероятный кандидат на пост следующего премьер-министра, заявил, что в результате действий российских властей проект 'Сахалин-2' может быть отложен, что окажет 'негативное влияние на весь комплекс японо-российских отношений'. В ответ на это российский посол в Японии Александр Лосюков сказал, что ускорить работу по проекту могло бы присутствие в нем государственной компании.

Под 'государственной компанией' имелся в виду 'Газпром', уже несколько лет ведущий переговоры по приобретению доли в 'Сахалине'. На прошлой неделе представители 'Газпрома' заявили, что приостанавливают переговоры по обмену активами, о начале которых было объявлено в июле - 25 процентов в 'Сахалине-2' плюс деньги в обмен на 50 процентов крупного материкового газового месторождения Заполярное.

По словам источников в 'Газпроме', российскую компанию не устраивает то, что Shell объявила о превышении сметы. Через неделю после того, как было объявлено о предстоящем обмене активами, руководство Shell заявило, что стоимость разработки 'Сахалина-2' удвоилась с 10 до 20 миллиардов долларов (причем ходили упорные слухи, что размер сметы может подняться и до 25 миллиардов).

Для властей в этом объявлении также не содержалось ничего хорошего, поскольку сделка, подписанная десять лет назад с Shell и японскими компаниями, по которой им разрешалось работать на Сахалине, основывалась на соглашении о разделе продукции (СРП). Согласно условиям СРП, недра остаются в собственности государства, а партнеры разрабатывают проекты (первая фаза началась в 1999 году; вторая фаза, в продолжение которой и возникли основные сложности, завершена на 80 процентов) и в первые годы работы забирают всю прибыль себе, пока не вернут свои первоначальные вложения, после чего все большая доля отходит государству - с годами она вырастает до 70 процентов. То есть задержки и превышения объемов смет означают, что государство получит, во-первых, меньше денег, а, во-вторых, начнет получать их позже.

С другой стороны, повышение издержек дает 'Газпрому' возможность заявить о том, что ценность приобретаемого им 25-процентного пакета 'Сахалина' ниже, чем считалось раньше, и требовать пересчета своей сделки по обмену активами. Именно поэтому в переговорах и был объявлен перерыв.

Превышение сметы было зафиксировано и в проекте 'Сахалин-1', разрабатываемом на севере острова (2,3 миллиарда баррелей нефти и 17,1 триллиона кубических футов газа (ок. 500 млрд. куб. м. - прим. перев.)) также на основе СРП. В этом консорциуме больше всех акций, 30 процентов, у Exxon; остальные участники - две российские компании, одна японская и индийская ONGC.

На прошлой неделе было объявлено, что и здесь ожидаемые издержки могут повыситься - с 12,8 до 17 миллиардов долларов. Российское правительство отреагировало на это резко, заявив, что у него фактически отбирают доходы, и добавив, что оператор, то есть Exxon, может за это лишиться лицензии.

Тем временем в 'Газпроме' подтвердили, что компания ведет переговоры с ONGC о выкупе ее доли. Таким образом, 'Газпром' получает доступ к обоим главным нефтегазовым проектам на острове.

Exxon не сдала позиций, подчеркнув международную юрисдикцию СРП. Однако аналитики предполагают, что в обоих случаях имеет место связь между перспективой отзыва лицензий по экологическим соображениям и действиями 'Газпрома' и Shell. Кстати, лицензию могут отобрать и у Total - как по причинам экологического характера, так и потому, что компания не вышла на объемы добычи, указанные в ее СРП.

В середине 90-х годов СРП нужны были Кремлю. Тогда все национальные активы были в собственности олигархов, права собственников никем не защищались, из-за чего поток инвестиций был слабым, а у государства не было денег, и оно не могло вкладываться в подобные проекты ни напрямую, ни посредством 'Газпрома' или других компаний. Компаниям же СРП были необходимы, поскольку к ним применяются нормы международного права. Однако именно поэтому сегодня Кремль, набивший казну деньгами благодаря повышению цен на нефть, не любит СРП.

По словам одного из московских аналитиков, 'СРП обладают международной юрисдикцией, поэтому есть мнение, что таким образом Россия теряет суверенные права на свои активы, что она унижена'. Согласно другой версии, правительство просто хочет переиграть СРП и поддержать 'Газпром', стремящийся войти в их состав на как можно более благоприятных для себя условиях.

Вопросы к совместному предприятию 'ТНК-ВР', к которой, в отличие от операторов СРП, применяются российские законы, у правительства совсем другие. На прошлой неделе появилась информация о том, что прокуратура столицы Восточной Сибири Иркутска рассматривает вопрос об отъеме выданной компании лицензии на разведку Ковыктинского месторождения газа.

По сведениям из различных источников, этот шаг власти предпринимают также с целью усилить влияние 'Газпрома'. Источники в ВР были озадачены происходящим и заявили, что для разработки Ковыкты компании необходимо разрешение 'Газпрома' как владельца этого месторождения. 'ТНК-ВР' уже разработала его часть и поставляет газ на внутренний рынок, однако нацеливается на экспорт топлива в Китай и намеревается построить для этих целей отдельный газопровод.

Договориться с 'Газпромом', впрочем, оказалось нелегко. Возможно, причина этого кроется в том, что в течение двух лет трое владельцев 'ТНК' получат возможность продать свои акции. Главный кандидат на их приобретение - 'Газпром', однако в этих активах заинтересована и нефтяная компания 'Роснефть', этим летом вышедшая на биржу в Лондоне и продавшая своих акций ВР на миллиард долларов. По словам одного аналитика, 'на ВР может быть оказано давление, с тем чтобы заставить ее принять нужное решение'.

Но дело даже не во всяких тонкостях. Главное здесь то, что, как уже, кажется, всем стало ясно, 'Газпром' и государство вместе срежиссировали целый ряд шагов, призванных оказать давление на иностранные компании. Однако стратегия эта довольно рискованна - ведь ей воспротивился весь мир.

Вот что считает Уильям Браудер (William Browder), один из самых активных акционеров 'Газпрома', которому в этом году было отказано во въезде в Россию:

- Для инвесторов 'Газпрома' началась игра с нулевой суммой: пусть акционеры Shell проиграют - они-то сами остаются в выигрыше. Но если все будет делаться именно так, то ничего хорошего о российском инвестиционном климате эти события не говорят. Меня бы больше устроило, если бы Россия показала, что уважает права собственников, потому что это главный фактор безопасности моих денег, вообще вложенных в России.

Что ж, если эти слова отражают мнение международного сообщества, то Россия сама дала себе пощечину - всей силой своих накачанных мускулов.

_______________________________________________________

Россия: газ до отказа ("The Times", Великобритания)

Повторение дела ЮКОСа? ("The Economist", Великобритания)

Мировые гиганты готовятся к сражению с Россией ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.