Нефтяные компании оказались в новой ситуации - Royal Dutch Shell, Exxon Mobil и другие сталкиваются в России с трудностями. В середине 1990-х годов в стране царил экономический беспорядок. Поэтому Кремль пошел на сделки, которые были выгодны для крупных западных нефтяных компаний, согласившихся использовать свой капитал и технологии для начала добычи нефти и газа на новых территориях, в частности, в студеных водах у берегов острова Сахалин.

Сегодня полная уверенности в себе и располагающая большими средствами - благодаря сверхвысоким нефтяным доходам - Россия стала значительно сильнее. Поэтому правительство президента Владимира Путина не так благосклонно, как раньше, смотрит на соглашения, заключенные с нефтяными гигантами. "Русские чувствуют, что они поставили международные компании в привилегированное положение", - сказал представитель одной из нефтяных компаний. Это стало ясно 18 сентября, когда российское министерство природных ресурсов отозвала экологическое разрешение, выданное ранее проекту "Сахалин-2". Нефтегазовый проект стоимостью 20 миллиардов долларов США осуществляется совместным предприятием "Sakhalin Energy", 55 процентов которого принадлежат компании Shell. Решение министерства может остановить строительные работы, которые закончены уже на 75 процентов. "Россия и другие производители нефти считают, что обо всем можно вести переговоры", - говорит Юлия Нанэй (Julia Nanay), специалист по России в вашингтонской компании "PFC Energy".

Крупные нефтяные компании оказались в России в сложном положении. Они пошли на большие риски в обмен на, как им казалось, железные высокоприбыльные сделки, и они не хотят от них отказываться. Однако у них нет выбора, если они хотят быть игроками в стране, которая превратилась в одного из главных нефтепроизводителей в мире. "По прошествии времени глобальные энергетические компании обнаружили, что бизнес-модель инвестирования в Россию изменилась", - говорит Эндрю Сомерс (Andrew Somers), президент Американской торговой палаты в Москве.

Игра в "кто первый струсит" набирает обороты. Западные компании терпят, а российские власти проверяют, насколько они могут раздражать инвесторов. На нынешнем этапе русские говорят с позиции силы. Они купаются в деньгах, ожидается, что прибыли от продажи нефти и газа составят в этом году 170 миллиардов долларов. Более того, государственные компании, ведомые газовым гигантом "Газпромом", хотят занимать главные позиции во всех новых и привлекательных проектах в энергетике, особенно в сфере сжиженного природного газа. "Сахалин-2" - первый такой российский проект, ожидается, что его продукция займет 7,5 процента мирового рынка. ""Газпром" хочет в этом участвовать, хочет понять, что такое сжиженный природный газ, а также хочет сохранить свою монополию на экспорт", - говорит Рональд Смит (Ronald Smith), глава отдела аналитических исследований "Альфа-банка".

Озабоченность защитников окружающей среды, в том числе и опасение того, что нефтепроводы могут нанести ущерб рекам, в которые ходит нереститься лосось, вполне законны. Однако близкие к отрасли люди говорят, что русские, возможно, оказывают давление на Shell в вопросах охраны окружающей среды, чтобы получить уступки в других сферах. Одной из крупных проблем является удвоение стоимости проекта до 20 миллиардов долларов, о чем Shell объявила в прошлом году. По соглашению, заключенному в 1994 году, за это придется заплатить России, так как условия сделки позволяют "Sakhalin Energy" компенсировать затраты, прежде чем начать делиться прибылью с Москвой. И даже тогда доля Москвы будет расти медленно, поднимаясь с 10 до 70 процентов по мере достижения определенных этапов в размере получаемой прибыли. Разногласия по себестоимости проекта затрудняют переговоры Shell с "Газпромом" по поводу обмена, в результате которого российская компания получит 25 процентов в проекте "Сахалин-2", а Shell - половину одного из газовых месторождений в Сибири. Аналитики говорят, что концерну Shell, возможно, придется взять на себя часть расходов, превышающих первоначальную смету, и предоставить "Газпрому" более выгодные условия.

Shell - не единственная компания, столкнувшаяся с трудностями на Сахалине. ExxonMobil хочет увеличить размер своей концессии, проекта "Сахалин-1", так как месторождение превышает установленные границы. Однако российская сторона возражает. Компания говорит, что по условиям договора расширение должно быть автоматическим и если Россия не выполнит договор, то иностранные инвесторы могут потерять доверие к ней.

ExxonMobil, возможно, находится в более лучшем положении, чем Shell, так как у нее нет "крупных недочетов" вроде значительного превышения изначальной стоимости, говорит один из аналитиков. И все же, пока цены на нефть остаются высокими, а националистические настроения - сильными, для всех западных компаний в России могут наступить сложные времена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.