Заведенная президентом России Владимиром Путиным традиция регулярного общения с народом посредством телевизионного эфира является если и не совсем уж уникальной, то, во всяком случае, совершенно своеобразной.

В 2000 году организация прямых эфиров была для Кремля жизненно необходима, поскольку в то время вокруг Путина еще сохранялся определенный ореол таинственности и президента было просто необходимо приблизить к народу.

Что же преобладает на этих кремлевских прямых эфирах - озабоченность или пропаганда?

Если в прежние годы в своих выступлениях Путину удавалось разрешить жилищную проблему какой-нибудь счастливой семьи или заставить отдельного губернатора отстроить систему водоснабжения одинокой деревни, то в результате этих пропагандистских жестов люди получали конкретную помощь.

Вчерашний прямой эфир напоминал скорее программное выступление, в ходе которого царь батюшка клеймил нерадивую местную власть и враждебных по отношению к России соседей.

Кажется, что Кремлю жизненно необходим такой стиль общения, который создает представление о добром царе, чтобы продемонстрировать, что все хорошее исходит от Его Величества, а все дурное - от злонамеренных подданных. При этом двор остается в тени фигуры монарха.

___________________________________________________

Я уйду, но буду следить за происходящим, обещает Путин ("The Times", Великобритания)

После 2008 года в России все будет хорошо ("Telegraf", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.