Репрессии Владимира Путина против инакомыслящих куда больше напоминают политику Горбачева, чем может показаться

Примерно год назад я оказался в довольно необычной роли - принимал за ланчем Михаила Горбачева. Это был не торжественный обед в честь знаменитости, а рабочая встреча в редакции Los Angeles Times (бывший советский президент приехал в Лос-Анджелес, чтобы обсудить экологические инициативы созданной им организации 'Зеленый крест'), но лично я чувствовал себя неуютно, глядя в глаза человеку, чьи войска застрелили и забили до смерти 13 мирных литовских демонстрантов через 14 месяцев после падения Берлинской стены. И, кстати, в Чехословакии, где я тогда жил, по-прежнему стояли советские оккупационные войска.

Беседа была дружелюбной, пока я не спросил бывшего рекламщика 'Пиццы-Хат', соответствуют ли действительности постоянные сообщения западных СМИ о том, что президент Владимир Путин сворачивает демократию в России. Улыбка исчезла с лица Горбачева, его глаза сузились, стали похожи на два горящих уголка, и следующие десять минут мы выслушивали гневную тираду в защиту Путина и яростные нападки на Америку за то, что она постоянно стремится унизить Россию и сорвать ее усилия по строительству демократии и капитализма.

Этот образ 'медведя, вырвавшегося из клетки' пришел мне на ум в прошедшие выходные, когда я читал сообщения о том, как Путин натравил омоновцев на мирных демонстрантов - десятки людей были избиты, сотни арестованы (в их числе оказался и Гарри Каспаров, который так непривычно смотрится в роли лидера оппозиции). Сегодня бывший шеф КГБ, превратившийся в главу государства, не стесняясь, запрещает политические партии (в том числе и созданную Горбачевым), закрывает СМИ и отказывает гражданам в свободе собраний. Словом, речь идет об очередном кремлевском автократе - их Красная площадь повидала уже немало. Однако большинство американцев до сих пор не осознает, что к их числу принадлежит и Горбачев.

И речь здесь не только о танках, что грохотали по вильнюсским улицам в 1991 г., хотя и о них должны всегда помнить не только сами прибалты. Дело в том, что 'январские события' в столице Литвы были лишь одной из энергичных, но в конечном итоге тщетных, попыток Горбачева не допустить распада СССР - а значит и освобождения сотен миллионов угнетенных - грозными окриками 'стой!'.

В эти выходные мне повезло - я увидел часть документального фильма (на экраны в США он не вышел) под названием 'Поющая революция' о мирной борьбе эстонцев за независимость своей родины в 1987-91 гг. Один из самых примечательных эпизодов фильма - кадры, на которых раздраженный Горбачев устраивает выволочку эстонским руководителям на каком-то закрытом заседании. Русский лидер строго указывает эстонцам, чтобы те не забывали о правилах приличия, и заявляет: за что бы они ни агитировали, одно условие обсуждению не подлежит - республика должна остаться 'социалистической'.

Такие же сцены во времена Буша-старшего разыгрывались во всех странах бывшего советского блока. Да, именно Горбачев выпустил из бутылки джинна перестройки и гласности, но он же постоянно пытался загнать его обратно. Он был куда либеральнее, чем лидеры некоторых государств коммунистического блока (в частности, ГДР), но в других случаях (это касается практически всего нынешнего 'ближнего зарубежья' России) Путин по сравнению с ним кажется 'белым и пушистым'.

После падения Берлинской стены Горбачев сначала выступал против воссоединения Германии, потом против ее членства в НАТО, потом против размещения натовских войск на территории бывшей ГДР (хотя Вим Вендерс у него, похоже неприятия не вызывал) [вероятно речь идет о фильме Вима Вендерса 'Небо над Берлином', снимавшемся в западной и восточной части города - прим. перев.]. К счастью для немцев, СССР уже обанкротился, и он был неспособен вопреки всем международным нормам диктовать суверенным государствам их политику безопасности.

Горбачев и его политбюро искренне верили, что Варшавский договор и СЭВ могут сохраниться и в постимперской Европе (на деле в 1991 г. их освободившиеся страны-участницы распустили обе организации), и что в посткоммунистических государствах и бывших советских республиках после разрыва 'связей' с СССР наступит экономический коллапс (вместо этого Эстонию, Латвию и Литву сегодня называют 'балтийскими тиграми'; они демонстрируют темпы роста на уровне 7% в год и выше).

Одним словом, Горбачев приоткрыл свободе дверь, но именно подданные бывшей московской империи нажали на нее плечами, и распахнули настежь - гораздо шире, чем он мог себе представить и готов был потерпеть.

Вы спросите: какое отношение к сегодняшнему дню имеют эти споры восемнадцатилетней давности? Отвечу: самое непосредственное. Сейчас, когда Белый дом все чаще прибегает к тактике времен 'холодной войны и аналогиям с Центральной Европой в новой тяжкой борьбе с исламским радикализмом, Владимир Путин потчует демонстрантов ударами дубинок, а Конгресс обсуждает размещение системы ПРО в Польше Чешской Республике, против которого резко протестует Россия, нам стоит расставить точки над i в недавнем прошлом - чтобы не подорваться на минном поле настоящего.

Мэтт Уэлч - заместитель заведующего отделом передовых статей Los Angeles Times

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.