Эпоха скончавшегося вчера Бориса Ельцина была временем упущенных возможностей. Ельцин возглавил революцию, в результате которой был уничтожен Советский Союз. Однако его попытка построить в России демократию была неудачной, не в последнюю очередь из-за того, что поражаясь успехам Запада, он хотел создать демократию силой.

В определенном смысле Ельцин внес огромный вклад в историю. Будучи изгнанным из руководства КПСС после своей речи в 1987 году, в которой он осуждал медленные темпы советских реформ, Ельцин стал мучеником в глазах общественности. А при помощи первых свободных выборов он выдвинулся вперед в качестве лидера оппозиции существующему режиму. Возглавленное им движение обеспечило мирное завершение 73-летнего коммунистического правления.

Однако падение коммунизма было лишь одной из целей, стоявших перед Россией в 90-е годы. Вторая и не менее важная цель заключалась в создании устойчивой демократии. Если в первом случае Ельцин встал во главе уже существовавшего и охватившего всю страну движения, то для достижения второй цели ему приходилось самостоятельно принимать решения. И данные решения в итоге приблизили страну к катастрофе.

Именно по причине этих неудач, мало кто в России будет оплакивать Ельцина. В конце второго президентского срока уровень его популярности составлял всего 2 процента. Когда сегодня россиян просят объяснить причину сегодняшней популярности Владимира Путина, они неизбежно вспоминают хаос и разгул преступности ельцинской эпохи. Именно поэтому они утратили веру в 'демократию', а такая утрата веры подвергает бремени огромного давления постоянно сокращающуюся когорту борцов за права человека.

Страна, которую унаследовал Ельцин после распада Советского Союза, утратила духовные ориентиры. После 4000 лет истории цивилизации коммунисты решили отвергнуть не только Бога, но и существующее на уровне интуиции чувство добра и зла. 'Добром' стало все, что служит интересам рабочего класса. В этих обстоятельствах самой насущной потребностью для России стало возрождение авторитета универсальных духовных ценностей, что можно было сделать, лишь установив власть закона.

Однако Ельцин и небольшая группа его экономических советников решили, что самым главным и неотложным приоритетом для России является немедленная передача государственной собственности в частные руки, пусть даже в руки преступников. И в этом их полностью поддержали Соединенные Штаты Америки. В результате был проложен путь к разграблению страны и к усилению в России сегодняшней диктатуры КГБ.

На иностранцев, наблюдавших за Россией со стороны, большое впечатление производили новоприобретенные свободы этой страны. Но они зачастую даже понятия не имели о той волне преступности и ужасающей бедности, которая захлестнула рядовых граждан. Вся собственность была в руках государства; деньги же оказались в руках хозяев черного рынка и бандитов. В условиях отсутствия правовой защиты преступники приобретали собственность, подкупая государственных чиновников. Самые большие преступники стали олигархами, которые, благодаря своему обретенному богатству, превратились в основу государства.

Россияне в изумлении наблюдали за тем, как то огромное богатство, которое создавалось коллективными усилиями всего народа, раздавалось 'своим людям' с хорошими связями в коррумпированных кругах власти. Новые собственники начали хищнически эксплуатировать приобретенные предприятия и шахты, и экономика рухнула. В период с 1992 по 1998 годы валовой внутренний продукт России уменьшился наполовину. Такого не было даже во время фашистской оккупации.

Одним из следствий стало то, что россиянам прекратили выдавать заработную плату. К 1 января 1998 года задолженность по зарплате составила 13 процентов общего объема денежной массы. По официальному обменному курсу эта сумма равнялась 8 миллиардам долларов. В официальной статистике даже появилась новая графа под названием 'задолженность по зарплате'. А рабочие заводов и фабрик, месяцами не получавшие денег, во избежание голода сами начали выращивать продукты питания.

Самым важным было то, что в России углубился духовный кризис. Коммунистическая идеология была основана на наборе античеловеческих ценностей, предназначенных для обеспечения санкционированных государством убийств и для оправдания тоталитарного правления. Однако в то же время эти же ценности определяли мировоззрение, дававшее каждому ощущение того, что он работает на благо человечества и что жизнь имеет смысл. Разоблачения эпохи гласности показали, что коммунистическое мировоззрение основано на лжи. Однако они ничего не предложили взамен. После распада Советского Союза люди возлагали надежды на демократию, но вместо этого они обнаружили, что ими правят взяточники и бандиты. Результатом стало широко распространившееся отчаяние.

В период 1992-1994 годов смертность в России увеличилась настолько, что западные демографы даже не верили этим цифрам. Показатели смертей в результате убийств, самоубийств, инфарктов и несчастных случаев были так высоки, что Россия казалась страной, находящейся в состоянии войны. Западные и российские демографы сегодня сходятся во мнении о том, что в период с 1992 по 2000 годы количество 'избыточных смертей' в России - то есть таких смертей, которые невозможно объяснить ранее существовавшими тенденциями - составило от пяти до шести миллионов.

В этих условиях Ельцин утратил свою популярность. Его в России стали даже ненавидеть. Но и в свете той катастрофической цены, которую пришлось заплатить за реформы, можно утверждать, что в своих политических решениях Ельцин руководствовался благими намерениями. Однако такая аргументация невозможна в отношении тех средств, при помощи которых Ельцин и его окружение осуществили выбор преемника.

В 1999 году стало ясно, что если не возникнут чрезвычайные обстоятельства, ни один связанный с Ельциным кандидат не получит шанс быть избранным президентом. Это означало, что результаты нечестного передела собственности в стране почти наверняка подвергнутся пересмотру. А приближенным Ельцина это грозило не только потерей их неправедным путем нажитых богатств, но и тюремными сроками, а может быть, и чем-то худшим.

Так случилось, что в развитие ситуации вмешались события чрезвычайного характера. В сентябре 1999 года в Москве, Буйнакске и Волгодонске было взорвано четыре жилых дома, в результате чего погибло 300 человек. В организации взрывов обвинили чеченцев, и власти, пользуясь поддержкой возбужденной общественности, начали новое вторжение в Чечню. Руководить этой кампанией был назначен практически никому не известный бывший глава Федеральной службы безопасности (ФСБ) Владимир Путин, назначенный на пост премьера.

Война достигла некоторых начальных результатов, поскольку удалось отвлечь внимание народа от разграбления страны. Практически мгновенно Путин превратился в национального героя и был избран президентом. Своим первым официальным указом он простил Ельцину и членам его семьи все преступления, совершенные в период нахождения у власти, а также объявил, что результаты приватизации пересматриваться не будут.

Но была и пятая бомба, заложенная в подвале жилого дома в расположенном к юго-востоку от Москвы городе Рязани. В этот раз бомба не взорвалась. Быстро отреагировавшие жители позвонили в милицию. Тех, кто закладывал взрывчатку, арестовали. Оказалось, что это агенты ФСБ.

Ельцин был противоречивой личностью. Человек огромной энергии и решительности, он в своей борьбе против советской системы руководствовался не только личной жаждой мести, но и видением лучшей жизни. В то же время, он разделял основополагающие концепции коммунистического мировоззрения - что личность не имеет ценности в сравнении с целями государства. Именно это подорвало ту демократию, которую он надеялся построить, а также проложило путь той власти КГБ-ФСБ, которая существует сегодня в России.

После смерти Ельцина появится много людей, особенно в США, которые постараются провести разграничительную линию между демократией при Ельцине и авторитарным правлением при Путине. Но эта линия разделения ошибочна. Демократия подразумевает власть закона, которой не существовало при Ельцине. В то же время, Путин был специально подобранным преемником Ельцина. Он никогда не стал бы президентом, если бы не преступность эпохи Ельцина, если бы не взрывы домов, приведшие ко второй чеченской войне.

Освобождение России и ее сползание назад к самовластию - все это часть ельцинского наследия. Судьба поставила его во главе движения, которое сделало массу доброго и хорошего. Но он оказался неспособен гарантировать своей стране лучшее будущее. В итоге его жизнь стала трезвой иллюстрацией необходимости искоренить коммунистическое наследие в России, а также доказательством силы и прочности такого наследия.

Дэвид Саттер работает в Институте Гувера и Университете Джона Гопкинса. Его последняя книга называется 'Тьма на рассвете: Подъем российского криминального государства' (Darkness at Dawn: the Rise of the Russian Criminal State).

__________________________________________

Борис Ельцин ("The Washington Post", США)

Россия Бориса Ельцина ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.