Сегодня, путаясь во временах и персонажах, символах и личинах, нам скажут, что в лице Бориса Ельцина умер человек, 'похоронивший коммунизм'. Но в декабре 1991 года умер вовсе не коммунизм, а Советский Союз. К тому времени русский коммунизм был политическим трупом уже лет тридцать, и могильщиком его стал не Ельцин, а Сталин.

Как и Сталин, Ельцин сумел приспособить к русской традиции странную и чуждую ситуацию, которая в случае первого стала успешной социальной революцией, а в случае второго - постепенной демократической реформой, получившей название 'перестройка'.

Как и Сталин, Ельцин был популярен и создал систему. В институционном понимании путинская Россия - ее дочь. Путин укрепил институционализированную Ельциным автократию, созданную на основе демократического каркаса, и преемник Путина сохранит эту систему. И так будет продолжаться до тех пор, пока россияне не возмужают, восстанут и через несколько лет не сломают ее. Будем надеяться, что это произойдет в результате 'бархатной революции' европейского типа, а не в результате каких-то более драматичных действий.

Еще нам скажут, что умер 'реформатор' России, давший людям 'свободу и демократию', приписав Ельцину те характеристики, которым скорее соответствовал Горбачев - основоположник институционного плюрализма, монарх, обладавший абсолютной властью и наделявший все большими полномочиями прежде не имевшие никакого веса структуры. Ельцин сделал все наоборот. Он унаследовал институционный плюрализм своего предшественника, но прибрал к своим рукам парламент, превратив его в структуру, настолько же незначительную как и Верховный Совет СССР догорбачевских времен. Для этого ему пришлось обстрелять из танков здание, где заседал впервые в истории России выбранный всенародным голосованием парламент - это были самые свободные выборы, проведенные именно в период правления Горбачева. Действие того московского Тяньаньмэня, который Запад представил как 'защиту демократии', разворачивалось на том же месте, что и государственный переворот 1991 года. Но там, где гэкачеписты не осмелились стрелять, Ельцин выстрелил. В этом смысле Ельцин был человеком отчаянным.

Нам скажут, что именно Ельцин остановил государственный переворот в августе 1991 года, и это - правда. Но нам забудут сказать, что безответственная политика, проводимая им в 1990-1991 гг. и была одной из основных причин того переворота. Ельцинская Россия заключала соглашения со всеми врагами 'центра', его политической целью был роспуск СССР, но не из принципиальных соображений, а из чистого стремления к власти. Чтобы стать 'номером один' в Кремле Ельцину и бюрократам Российской Федерации было необходимо распустить Советский Союз. И они сделали это.

Амбициозный, отчаянный, очень гибкий в идейном смысле и обладавший потрясающим популистским чутьем. В тот переходный период российской политики все эти качества имели свои преимущества. Всего лишь за два года - с 1987 по 1989 гг. - он из неоленинца и борца с номенклатурными привилегиями (смешными по сравнению с нынешними) превратился в социал-демократа и неолиберала правого толка в духе Тетчер и Рейгана. За три года из президента демократа и популиста он стал автократом. На закате своего правления Ельцин уже был царем-фанфароном, правившим в период упадка и окруженным коррумпированным двором, хотя сам он был человеком не столько богатства, сколько могущества. Что-то вроде Мобуту (Mobutu), только в России: правитель, не испытывавший любви к бриллиантам, но владевший межконтинентальными ракетами, способными множество раз уничтожить планету. Именно в этом качестве он развязал преступную войну в Чечне. Наряду с разворовыванием государственной собственности (так называемой 'приватизацией') и экономической некомпетентностью ('рыночная реформа' Гайдара) названная война стала худшим его наследием. Настоящий парламент сумел бы предотвратить многие из этих катастроф. Чеченские танки стали следствием танков московских.

Подводя итог исторической эпохе правления Сталина, мы говорим, что он сумел в несколько измененной форме восстановить империю Романовых, которую назвал СССР, и благодаря заложенным им основам эта империя просуществовала еще шестьдесят лет. Но на пути к этой империи Сталин уничтожил 0,5% населения страны - в ГУЛАГе и в результате расстрелов периода 'красного террора', - и победил еще одного каналью - Гитлера. О Ельцине мы скажем, что он внес свой вклад в российский вариант 'деколонизации', которую европейские империи осуществили несколькими десятилетиями раньше. Эти империи покинули Индию, Африку, Индокитай, а русские ушли из Восточной Европы, из своих стран-'клиентов', разбросанных по всему миру и на территории самого Советского Союза. Интересно, что, если западные европейцы оставили позади себя разруху в Индии, Пакистане, Бирме, Алжире, Кении, Ближнем Востоке и т.д., то у русских самый кошмар деколонизации пришелся на саму Россию. Даже несмотря на события в Чечне, уход российской империи был более мирным и не настолько кровавым, как в случае с империями британской или французской. Возможно, это сворачивание империи и было лучшим вкладом Бориса Ельцина в историю. Он всегда ему способствовал.

Двадцатое столетие началось в 1917 году в Санкт-Петербурге и завершилось в Москве в 1991 году. Ельцин закрывает это великий период, но малодостойно.

Рафаэль Поч был московским корреспондентом газет 'La Vanguardia'

________________________________________

Эпоха Ельцина была временем упущенных возможностей ("The Wall Street Journal", США)

Со смертью Бориса Ельцина закончилась целая эпоха ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.