Будет ли память о Борисе Ельцине заключаться лишь в том, что он неумело и плохо осуществил переход от плановой экономики к рыночной? Либо, несмотря на неравномерное развитие экономики России после распада Советского Союза, на него будут смотреть как на человека, которому удалось направить страну по пути, позволившему ей в течение жизни одного поколения создать экономику, превосходящую по своим размерам германскую и британскую?

А может быть, будет и то, и другое. В России так много проблем социального характера и трудностей государственного управления, что мы порой забываем, каких существенных экономических успехов добивается эта страна, хотя на пути достижений и побед возникают жесткие ухабы и просчеты. Чтобы оценить меру этого успеха, достаточно взять одну цифру: согласно прогнозам, российская экономика в этом году будет развиваться с годовыми темпами роста в 7 процентов. Это выше показателей любой из стран Евросоюза.

Хотя показатели эти в значительной степени зависят от экспорта энергоресурсов и сырья, факт остается фактом - это действительно создание реального богатства. Богатство это отчасти может оказаться вложенным в покупку особняков где-нибудь в лондонском Кенсингтоне или нью-йоркском Ист-Сайде, но значительная его часть также течет в направлении местной экономики, обеспечивая экономическое развитие страны. Например, российские супермаркеты представляют собой яркий пример предприимчивости частного сектора, не имеющим ничего общего со 'старой' тяжелой промышленностью России или с ее энергетическим сектором.

Однако переход к рыночной экономике был действительно хаотичным и беспорядочным. Гигантские компании не продавались организованно обществу, их активы не попадали в руки налогоплательщиков, как это происходило во времена приватизации в Западной Европе. Вместо этого, их почти даром отдали кучке друзей и приближенных. А тем временем, огромное количество прилежно трудившихся людей так и не сумело воспользоваться плодами своего труда.

Такого рода неудачи породили аргументы о том, что Китай сделал правильный выбор, пойдя на реализацию экономических реформ до осуществления реформ политических, в то время как Россия сделала все наоборот, проведя сначала либерализацию в политике.

Может быть, так удобно смотреть на происходящее. Однако несколько месяцев назад из уст одного китайского банкира я услышал альтернативное объяснение, показавшееся мне весьма убедительным. Он утверждал, что Китай последовал советам британских и немецких экономистов о том, как ему перейти от контролируемой экономики к рыночной.

Как у Великобритании, так и у Германии имелся такой опыт. Они осуществили такой переход после окончания Второй мировой войны. Эксперты утверждали, что цены и прочие рычаги управления необходимо отпускать постепенно, и что переход от государственных предприятий к рыночным, если таковые вообще создаются, должен занять несколько лет.

Далее китайский банкир объяснил, что русские, в отличие от китайцев, обратились к американским экономистам из Гарварда, которые не имели опыта работы в реальном мире и думали, что все будет хорошо, если просто отпустить все рычаги контроля одним махом. (На самом деле, он выразился более откровенно.) Возможно, в своих оценках он придает слишком большое значение влиянию советников, поскольку решения, в конце концов, принимали все равно российские власти. Но здесь есть доля правды.

Как бы то ни было, в результате Россия испытала резкое падение уровня жизни населения в начале 90-х годов, причем это падение в определенной мере может быть связано с распадом Советского Союза. Китай же, благодаря своим начатым в 1978 году реформам, обеспечил себе неуклонный рост. Но вывод из всего этого заключается не в том, что сначала следует проводить экономические реформы, а уж затем политические. Скорее, он состоит в том, что постепенными, можно даже сказать, 'стабильно устойчивыми' экономическими реформами можно добиться больших успехов, нежели вариантом 'шоковой терапии'.

Но хотя Россия могла бы и намного лучше осуществить этот переход, факт остается фактом: сегодня там есть успешно развивающаяся экономика. Пусть успехи эти неровные, но тем не менее, они налицо. И кому же принадлежит заслуга в этом деле: Борису Ельцину, создавшему настоящий хаос, или Владимиру Путину, который с определенным ущербом для страны вернул некий порядок?

Мне кажется, что оба эти человека в равной степени несут ответственность за провалы и пожинают плоды успехов. Хорошую мысль высказал вчера Кристофер Грэнвилл (Christopher Granville) на страницах онлайнового издания Trusted Sources (Надежные источники). Он утверждает, что в политике России было гораздо больше преемственности и последовательности, чем принято думать. Те, кто считает Ельцина 'приватизатором', а Путина 'государственником', не замечают того, что именно Ельцин сохранил 'Газпром' в качестве государственной монополии. Возможно, Ельцин и дискредитировал себя, находясь на посту президента, но сегодня плодами его трудов пользуется Путин. Ими будут пользоваться и будущие президенты.

Я думаю, что это правильно. Есть целый ряд причин полагать, что следующая пара десятилетий будет очень успешной для России. У нее есть природные ресурсы, в которых отчаянно нуждается Западная Европа. Мировые цены на энергоносители и сырье наверняка останутся на высоком уровне, чему будет способствовать все возрастающий спрос со стороны Китая и Индии. (Китай совсем недавно стал чистым импортером угля, а чистым импортером нефти он стал еще в начале 90-х.)

В определенном смысле Россия возвращает себе ту роль, которую она играла в начале прошлого века, будучи естественным торговым партнером более развитых стран Запада, потому что у нее были необходимые Западу сырьевые ресурсы, а у Запада имелись нужные ей промышленные товары. Тогда экономика России тоже развивалась быстрее всех прочих европейских стран.

Вопрос заключается в том, окажутся ли воссоздаваемые сейчас жесткие рыночные механизмы достаточно гибкими для развития других сфер деятельности, необходимых для поддержки уже имеющейся и опирающейся на энергоресурсы экономики? Энергетика будет локомотивом, но этого недостаточно, отчасти потому что в этом секторе занято не так много людей, отчасти потому что имеющиеся в нем рабочие места удалены территориально от основных центров сосредоточения населения.

Любая основанная на энергоресурсах экономика сталкивается с проблемой, заключающейся в том, что тенденция успеха вытесняет любую другую деятельность. Больше чем где-либо это заметно на Ближнем Востоке. Однако некоторые страны, и яркий пример тому Канада, сумели построить сбалансированную экономику параллельно своим энергетическим отраслям. Таким образом, образцом для России должна быть Канада, а не Саудовская Аравия. Но сможет ли Россия стать новой Канадой?

Вряд ли. Российская традиция грубости берет свое начало в далекой истории. Когда Петр Первый в 1698 году на четыре месяца остановился в доме Джона Эвелина (John Evelyn), его свита превратила жилище буквально в груду обломков. Они лили масло на ковры, использовали картины в качестве мишеней для стрельбы и сожгли в печи все 50 бывших в доме стульев. Когда самому Петру разрешили позаимствовать корабли в Гринвиче, он настоял на том, чтобы встать к штурвалу, а затем начал таранить другие суда.

Однако визит этот оказался успешным в экономическом плане, поскольку он заложил основу для британского экспорта в Россию. По сути дела, это мы обучали российский военно-морской флот, а также строили для них большое количество кораблей. (Наш главный кораблестроитель был горьким пьяницей, что в высшей степени сблизило его и Петра.)

Я хочу сказать всем этим только то, что налаживание правильных экономических взаимоотношений с Россией крайне важно для Европы и Великобритании. Ельцин направил Россию по пути, который возвращает ее к воссоздаваемым сегодня активным торговым отношениям. Это партнерство будет нелегким. Ну и пусть. По крайней мере, мы знаем, с чем нам придется столкнуться. Дорога будет ухабистой, но так было всегда. И последняя часть этого пути началась благодаря Борису Ельцину.

________________________________

Катализатор перемен в России ("The Washington Post", США)

Почему России будет не хватать Ельцина ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.