Comment is free…

Трагедия Ельцина в том, что, когда России потребовался лидер, имеющий политическую концепцию и решимость, она получила опытного аппаратчика.

 

Борис Ельцин был уникален во всех отношениях. Он был не только первым демократически избранным лидером России, но и первым лидером, который добровольно и конституционно передал полномочия преемнику. Вместе с тем, он был весьма типичным российским лидером. Используя харизму, государственный ум и террор в разных сочетаниях, Петр Великий, Екатерина Великая, Александр II, Петр Столыпин (премьер-министр последнего царя), Ленин и Сталин стремились сделать Россию не только великой военной державой, но и равной Западу в экономическом и культурном отношении.


К тому же стремился и Ельцин. Но вот что отличает его от них: он понимал что империя несовместима с демократией, поэтому хотел уйти от Советского Союза, чтобы строить в стране демократический порядок.


Когда Ельцин достиг вершин своей карьеры, многие россияне с пониманием относились к его прямолинейности, чувствительности к личным обидам и даже его слабости к алкоголю. Однако в последние годы правления Ельцина его репутация резко ухудшилась. Лишь в последние несколько месяцев его второго президентского срока, после того, как в сентябре 1999 г. он начал вторую войну в Чечне, он и его окружение вновь получили какую-то легитимность в глазах российской общественности, но при этом вызвали отвращение у оставшихся в России западников.




Однако, несмотря на свои капризы, Ельцин вел политику широкого стратегического сотрудничества России с Америкой и ее союзниками. Хотя в 1990-е годы он выступал против использования силы Америкой в отношении Ирака и Сербии, официально его правительство не выходило ни из одного режима санкций. Более того, ни преднамеренно, ни случайно не было задействовано ядерное оружие, а между Россией и ее соседями не разгорелась полномасштабная война, подобная той, что поглотила посткоммунистическую Югославию, хотя некоторые бывшие советские республики участвовали в конфликтах — внутренних или региональных — в которых была видна рука России.


Когда в 1991 г. Ельцин пришел к власти, перед ним встали монументальные задачи. В ключевые моменты он оказывался единственным политиком, способным ответить на вызовы перехода от диктатуры к демократии, от плановой экономики к свободному рынку и от империи к державе среднего ранга.


В 1992 г., когда молодая Российская Федерация стояла на грани экономического и финансового коллапса, он выбрал курс радикальных реформ, что вызвало ответную реакцию заинтересованных групп. В последующие годы он склонялся к либеральной экономике каждый раз, когда чувствовал себя достаточно сильным.


По сути, Ельцин был продуктом советской системы, что делает его обращение к демократии и свободному рынку, каким бы несовершенным оно ни было, еще более чудесным. Сын бедного строителя, он сделал головокружительную карьеру в партии и стал партийным боссом в Свердловске (ныне Екатеринбурге). В отличие от большинства других партийных лидеров, он умел общаться с простыми людьми (и этот навык позже помог ему добиться поддержки и власти), но при этом нисколько не смущался марксистско-ленинского новояза, которым он должен был говорить на публичных мероприятиях.


Лишь после того, как Михаил Горбачев в 1985 г. вызвал Ельцина в Москву, тот начал становиться непохожим на десятки других партийных аппаратчиков. Ощущая глубокое разочарование зарождавшегося в Москве среднего класса, Ельцин быстро завоевал репутацию жесткого, хотя не всегда последовательного критика партийной старой гвардии.


Сторонники демократии восхищались борьбой Ельцина с консерваторами в политбюро — особенно, после того, как в ноябре 1987 г. его изгнали из числа партийной элиты. Решив стать большим реформатором, чем Горбачев, он убедил либералов преодолеть недоверие к его провинциальным манерам. Они давали ему уроки демократической теории, а он им — тактические советы.


Когда почти все союзные республики начали рваться на волю, Ельцин возглавил крупнейшую из них — Российскую Федерацию, став тактическим союзником борцов за независимость на Украине, в балтийских республиках и Грузии.


К июню 1991 г. он в тяжелой борьбе стал первым избранным президентом России; реальная власть оказалась в его руках два месяца спустя, после попытки государственного переворота против Горбачева, предпринятой консерваторами, стремившимися не допустить распада Советского Союза. В глазах большинства людей на Западе и многих россиян его звездный час настал 19 августа, когда он обращался к народу с брони танка у здания российского парламента.


Но сам Ельцин так и не смог до конца сбросить интеллектуальные оковы прошлого. Став президентом, он словно считал, что экономические показатели можно улучшить указами. Как и большинство россиян, он хотел материального благополучия капитализма, но слабо разбирался в принципах главенства права и распределения власти, благодаря которым работают капиталистические институты.


Тем не менее, на протяжении большей части своего президентства Ельцин стремился к экономическим реформам, хотя и был вынужден делать множество уступок. На каком-то уровне он ощущал, что потенциал России может быть реализован только в том случае, если правительство или поборет или подкупит мешающие ему группы интересов — военных, промышленников и аграриев. Классическая экономика, к которой Россия перешла после краха 1998 г., заложила основания ее нынешнего бума.


Трагедия Ельцина — и России — была в том, что, когда стране потребовался лидер, имеющий политическую концепцию и решимость, она получила опытного аппаратчика. В то же время, не позволив России скатиться к анархии или новому авторитаризму, он расчистил путь для появления такого лидера. Увы, этим человеком не стал избранный им преемник Владимир Путин, при котором России вернулась на порочный круг своей истории.

 

_________________________________

Ельцин-революционер ("The Washington Post", США)

Шалости, Чечня, наследник ("Le Monde", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.