Легко определить принципиальное отличие Путина от Ельцина - это отличие сильного президента от слабого. Сильный президент не боится народа. Ельцин свободно шел к людям, охотно с ними говорил. Для Путина это немыслимо - пишет знаток российских дел Кристина Курчаб-Редлих.

В тот День Победы цепочка людей медленно, шаг за шагом, двигалась к могиле Неизвестного солдата у стен Кремля. Принесенные ими цветы предназначались не неизвестному, а своему, родному, оставленному чудовищной войной без могилы. Они проехали тысячи километров, чтобы совершить этот ритуал в день главного в России национального торжества. Они были единым целым. На дворе стоял 1992 год. Второй год правления Бориса Ельцина.

Десять лет спустя все выходы из метро, ведущие к Красной площади, были закрыты. Улицы перекрыли. Куда ни посмотри - металлические барьеры. За ними - растерянная толпа. В руках - увядающие цветы. На каждом шагу - сотрудники спецподразделений милиции. Шел второй год правления Владимира Путина.

Видимость демократии

Здание Думы. Гомон. Журналисты бросаются на политиков, выходящих из зала заседания. Свои тезисы выкрикивает националист Жириновский. Рядом с ним спорит демократ из 'Яблока' - Явлинский. Ораторствует лидер коммунистов Зюганов. Свое прогрессивное кредо категорично провозглашает Галина Старовойтова. Либералов защищает Гайдар. Выступить может каждый. Всех увидят в вечернем выпуске новостей телезрители по всей России. Если не на государственном канале, то на оппозиционном НТВ.

Ельцин не боится критики. Появляются оппозиционные издания, правозащитные организации, места, где подданный Советского Союза учится быть гражданином.

Та же Дума при Путине. Тишина. Скучающие журналисты подставляют микрофоны политикам, которые говорят одно и то же, хоть и принадлежат к разным партиям. Потому что один из первых указов Путина касался как раз партий, и создавал практически непреодолимые препятствия для их образования. По нему для регистрации партии требовалось 10 тысяч подписей (сегодня - уже 50 тысяч).

Осмелится ли оппозиционер сообщить имя, фамилию, адрес? Самой оппозиционной, небольшой партии 'Либеральная Россия', которой руководил Сергей Юшенков, два года отказывали в регистрации. А в апреле 2003 г., в тот день, когда она этой регистрации дождалась, Юшенкова застрелили перед его домом.

Ограниченная свобода слова

В первые дни правления Ельцина в России исчез последний политический заключенный. А с первой же весны правления Путина их становилось все больше и больше. Людей осуждали за шпионаж: так рядовому едоку российского хлеба проще понять послание властей - 'Напугать!'. Послание, разрушающее основы системы, к созданию которой стремился Ельцин: дать людям как можно больше свобод и демократии. Судьи, обретшие при Ельцине достоинство слуг закона, сегодня выносят приговоры, которых требует Кремль. В уголовных делах все большую роль играют показания анонимов.

Не успели отгреметь фанфары в честь инаугурации президента Путина, как вооруженные отряды ФСБ вошли в помещения оппозиционного Кремлю канала НТВ. Это было начало конца свободных СМИ в России, на которые Ельцин даже не думал поднимать руку.

Сегодня СМИ, как в годы самого махрового коммунизма, преподносят информацию, препарированную Кремлем. За каждой редакцией наблюдает эмиссар спецслужб. - Цензуры нет. Сегодня действуют более современными методами, - говорил мне до 2002 г. заместитель главного редактора 'Новой газеты' Юрий Щекочихин. - В редакцию врывается группа громил в масках и забирает или уничтожает весь материал газеты, подготовленной к печати. Или оказывается, что в кабинете главного редактора установлено прослушивание'.

Юрия Щекочихина, расследовавшего преступления чиновников, связанных с Кремлем, убили год спустя.

Подавляется не столько свобода слова, сколько свобода информирования. Преследуются не слова, а мысли. Пропаганда действует как противозачаточное средство, уничтожая независимость в зародыше. В России это не так сложно, поскольку искусство самостоятельного мышления не успело здесь укорениться.

Не имея возможности высказаться, русские пьют. Парадоксально, но при алкоголике Ельцине потребление алкоголя значительно сократилось, а при Путине - высоко, как никогда в истории России.

Не имея возможности влиять на власть, люди не испытывают никакой ответственности за нее и за государство. Они по-прежнему больше подданные, чем граждане.

Власть прежде всего

Одним из первых указов Путина, позволивших разрушить здание гражданских свобод, возводившееся Ельциным, была доктрина национальной безопасности. Опасным стало все, что угрожает властям. Не только партии, не только СМИ, но и каждый свободомыслящий гражданин. А потом посыпались указы, делающие все более затруднительной организацию манифестаций и маршей, было практически ликвидировано право на референдум.

Со временем теряют свой голос и органы самоуправления: после террористического акта в Беслане Путин издает ряд т.н. антитеррористических, то есть, антидемократических указов. Важнейший из них лишает граждан права на избрание региональных властей. Теперь их назначает Кремль.

При Борисе Ельцине в Кремле великолепно работала комиссия по помилованиям. Ельцин подписал их около трех тысяч. Путин комиссию ликвидировал. Помилования, по большому счету, - тоже.

Легко определить принципиальное отличие Путина от Ельцина - это отличие сильного президента от слабого. Сильный президент не боится народа. Ельцин свободно шел к людям. Охотно с ними говорил. Для Путина это немыслимо. С людьми он говорит посредством СМИ в рамках отрежиссированного 'телевизионного общения с населением'.

Слабость и страх

И Ельцин и Путин вели войну с Чечней. С тем отличием, что сильный президент закончил боевые действия подписанием мирного договора в Хасавюрте и сказал чеченцам: простите, если можете. Эта война - моя ошибка.

А Путин ведет ее до сих пор, убивая и усмиряя чеченцев не только в республике, но и за ее пределами.

Ельцин совершил множество ошибок. Но россиянам он дал максимум свободы. Он ее не боялся. Он был сильным.

Путин хочет выглядеть сильным. Но окружающие его кордоны охранников, все более ограничительные законы, все большая ненависть к любому, кто проявляет хотя бы тень сопротивления, свидетельствует лишь об одном: этот человек слаб.

Говорят, что при Ельцине Россия теряла значение в мире. Это неправда: западные лидеры действительно уважали Ельцина.

Говорят, что сегодня Россия сильна. Это неправда. Россию сегодняшнюю - как и раньше - Запад боится. Страх - визитная карточка, недостойная президента. Ельцин это знал. И история этого не забудет.

Автор много лет работала корреспондентом польских СМИ в России

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.