Самым серьезным достижением Ельцина была победа над старыми коммунистами, устроившими в 1991 году государственный переворот. Однако история лучше всего запомнит залоговые аукционы, благодаря которым контроль над главными активами экономики страны перешел в руки узкого круга олигархов. Еще долгие годы после смерти Ельцина экономическое и политическое развитие России будет определяться в равной степени как первым, так и вторым.

Такой взгляд на залоговые аукционы разделяют не все. На прошлой неделе, когда все информационное поле было забито самыми разнообразными оценками ельцинских лет, сразу несколько комментаторов поспешили высказаться в его защиту, утверждая, что сам факт установления прав собственности гораздо важнее их справедливого распределения. История, однако, уже не раз показывала, что если не удовлетворить оба эти условия, нормальной работы свободного рынка не получится.

Урок истории лучше всего начинать с места, дальше которого от России нет, наверное, ничего. Ибо наиболее ярким экономическим провалом двадцатого века была Аргентина. Если изящные особняки в центре Буэнос-Айреса - наглядное свидетельство того, что в свое время эта страна была не беднее Западной Европы, то трущобы буэнос-айресских окраин - не менее наглядный рассказ о том, что 'свое время' прошло уже много поколений назад. Беспомощная политика Аргентины, ставшая главной причиной экономической разрухи, сама, в свою очередь, уходит корнями в экономическую историю и прежде всего в историю распределения прав собственности - жесткого и решительного, но несправедливого.

Когда поселенцы занимают пустующую землю - или, как столь часто делали европейцы, когда поселенцы, приходя на какую-то землю, записывают ее как 'пустующую' - распределение прав собственности может идти двумя путями - либо сверху, указаниями центрального правительства, либо снизу, когда право на землю получает тот, кто ее обрабатывает.

В Аргентине, как и вообще в Латинской Америке, преобладал первый механизм. Те, кто получал землю, в большинстве своем не собирались быть ей хорошими хозяевами. Процесс распределения благ установил неразрывную связь между политическим влиянием и личным благосостоянием. Если богатые были готовы всеми способами защищать сложившуюся структуру прав собственности, то бедные считали своей единственной надеждой опрокидывание этой структуры. Результатом стала политическая поляризация, до сих пор характерная для аргентинской политики.

В англоязычных странах, где преобладал механизм заселения, а не колонизации, все было по-иному. Здесь преобладал второй механизм распределения прав, а рамках которого решающее право на владение землей получал тот, кто ее обрабатывал. Именно это и стало важнейшим фактором, приведшим в результате к Американской революции . Окончательно этот вопрос был утрясен уже во время Гражданской войны с принятием Закона о гомстедах и началом Реконструкции Юга. В Австралии двумя решающими факторами распределения прав стали Эврикское восстание (Eureka Stockade) , когда золотоискателям удалось отстоять права на свои прииски, и введение института 'скотоводческой аренды' , по которому земли английской короны передавались тем, кто хотел на них работать.

Эти исторические события стали следствием демократической политической и индивидуалистической общественной культуры и, в свою очередь, еще более усилили их позиции. В этой системе право собственности давалось тому, кто был более способен и более готов взять его на себя, а не тому, у кого были сильные связи или длинная родословная.

После падения коммунизма встал вопрос о том, кому достанется собственность, оставшаяся от развалившегося государства. Промышленные активы, находившиеся в собственности восточноевропейских режимов, действительно, как оказалось, не стоили практически ничего, но ресурсы в странах бывшего Советского Союза стоили, причем весьма и весьма немало.

Если снова вернуться к Аргентине, то Хуан Мануэль де Росас (Juan Manuel de Rosas), единолично правивший ею в первые годы независимости, так же, как Ельцин, поднялся не только из низов, но в конце концов и над низами. Как и Росас, Ельцин быстро понял, что связь между политическим влиянием и контролем над экономическими ресурсами может стать взаимодополняющей, если владельцам ресурсов обеспечить покровительство государства. Так залоговые аукционы стали очередным примером распределения прав собственности 'сверху': правительство променяло власть над экономикой на политическую поддержку.

Когда права собственности распределяются 'снизу', усиливаются демократия, политика соглашений и экономическое развитие, всегда поддерживающие тех, кто живет своим умом, а не ищет политического покровительства. Когда же это происходит 'сверху', усиливаются лишь поляризация общества и диктатура, поддерживающие состояние краткосрочной стабильности, перемежаемое периодическим ее разрушением. Пример тому - прошлое Аргентины и, не исключено, будущее России.

Последователи одной из крупнейших экономических школ всегда приводят позицию, автор которой Рональд Коус (Ronald Coase) получил за нее Нобелевскую премию, в оправдание тезиса о том, что неважно, кому принадлежит собственность, лишь бы она кому-то принадлежала. Однако в Аргентине выбор тех, кому она принадлежала, оказался неправильным, и это определило ее политический спектр на многие годы вперед. И может оказаться так, что самой стойкой памятью о Ельцине в истории останется тот путь, который он столь непродуманно выбрал в середине 90-х годов.

* * *

* В отечественной исторической науке 'Американская революция' - война североамериканских английских колоний за независимость от Британской Империи - более известна как "Война за независимость в Северной Америке 1775-1783 гг.'

(Вернуться к тексту статьи)

* В отечественной исторической науке более известна как Война между Севером и Югом 1861-1865 гг.

(Вернуться к тексту статьи)

* Закон о гомстедах, также известный как 'Гомстед-акт' (Homestead Act), был принят в мае 1862 г. при президенте А. Линкольне. По этому закону каждый свободный поселенец за символическую плату получал из государственного фонда земельный надел площадью примерно 65 га. Закон безуспешно пыталось провести радикальное крыло Республиканской партии еще с конца 50-х гг. 19-го в., когда т.н. 'западные территории' (прежде всего Канзас и Небраска) после принятия в состав США и внесения их земель в государственный фонд планировалось распродать с аукционов, в результате чего над сотнями тысяч поселенцев нависла угроза выселения с 'незаконно' обрабатываемой ими земли, на которую у них не было документально оформленных прав. Однако в 1862 году сложилась политическая ситуация, когда необходимо было 'нанести последний удар' по Югу (войска Севера готовились к оккупации столицы Конфедерации г. Ричмонда), и правительство быстро провело закон, консолидировавший общество Севера и обеспечивший Северу лояльность Запада. (Вернуться к тексту статьи)

* 'Эврикское восстание' (Eureka Stockade) - восстание золотоискателей австралийской провинции Балларэт против неправомерных арестов 'за неуплату лицензионных сборов', начавшееся в октябре 1854 г. с сожжения придорожной гостиницы 'Эврика', хозяин которой убил одного из старателей, но был оправдан властями. Восстание было подавлено, однако сразу же после него был принят закон о всеобщем избирательном праве для белых мужчин, в Австралии этот закон считается отправной точкой строительства демократии. (Вернуться к тексту статьи)

* 'Скотоводческая аренда' - механизм практически бесплатного предоставления фермерам государственных земель для выпаса скота, принятый в Австралии. Аренда оформляется без права передачи с правом отмены государством, однако подобные случаи единичны. Все договоры 'скотоводческой аренды' истекают в 2015 году, после чего, по австралийским законам, арендатор должен пройти процедуру продления, т.е. доказать, что земля используется по назначению. (Вернуться к тексту статьи)

____________________________________________

Что сделал неправильно Борис Ельцин ("Newsweek", США)

Спи спокойно, Борис-освободитель ("The Washington Post", США)