from the May 17, 2007 edition

При президенте Путине россияне променяли свое ценнейшее достояние - свободу - на экономический рост

Чем больше напыщенных речей о значении демократии произносят российские лидеры, чем чаще они клянутся отстаивать демократические ценности и принципы, тем меньше реальной демократии остается в жизни страны. В апреле, когда Москва прощалась с выдающимся демократом и реформатором Борисом Ельциным, многие простые люди говорили мне: на Новодевичьем хоронят не только первого президента страны, но и саму свободную Россию.

Молодая российская демократия, завоеванная народом в борьбе с коммунистами, при президенте Владимире Путине почти полностью загублена. Ее уничтожают постепенно, небольшими дозами вводя смертельную отраву в ее слабеющее тело.

Как мы утратили свободу

Почему россияне так легко расстались со своей свободой и конституционными правами? Что случилось: мы сами выбросили ее, как надоевшую игрушку, или нашу свободу кто-то похитил под покровом долгой зимней ночи?

Ни то, ни другое: свободу просто обменяли. Это была беспрецедентная сделка: мы словно отдали ее в залог, чтобы получить взамен экономический рост и повышение уровня жизни. За последние семь лет ВВП России увеличился почти на 60%, а доходы граждан удвоились. Потому-то россияне так спокойно относятся к утрате гражданских и социальных прав.

С 2000 г. люди постепенно теряют конституционное право избирать и контролировать власть. Помимо ряда других шагов в сторону авторитаризма, российских граждан лишили возможности избирать губернаторов, которых теперь по сути назначает президент. Процедура выборов в Государственную Думу (парламент) также претерпела значительные изменения.

В декабре этого года все 450 ее депутатов будут избираться по партийным спискам: это означает, что впервые в российской истории отменяются прямые выборы парламентариев по одномандатным округам. Результатом станет нечто вроде прежних 'выборов' в Верховный Совет СССР. Граждане должны будут голосовать за одну из нескольких партий, предварительно 'одобренных' Кремлем. Это будет не свободный, а навязанный выбор.

Одновременно Кремль провел через парламент новый закон, дающий ему полномочия ликвидировать большую часть имеющихся в стране партий - в основном оппозиционных, естественно. Президентские 'выборы' в марте будущего года скорее всего также превратятся в фарс. Большинство россиян не верит, что они будут свободными, что кандидаты от оппозиции смогут пройти процедуру регистрации, получат доступ на телевидение и финансовую помощь от запуганного бизнес-сообщества. В отсутствие реальной предвыборной борьбы путинскому преемнику, судя по всему, попросту расстелят красную ковровую дорожку до самого Кремля.

Оттесняя оппозицию на обочину и заранее предопределяя исход парламентских и президентских выборов, власть предержащие отбросили Россию назад, к прежним временам, когда вопрос о том, кто возглавит страну, решал не народ, а начальство. Поэтому в некоторых крупных городах до 60% избирателей уже не приходят к урнам для голосования.

По мере того, как власти все больше выходят из-под контроля общественности, народ все меньше понимает, что на самом деле происходит в стране и мире. Когда со свободными выборами было покончено, пришло время для атаки на свободу слова.

Во времена Михаила Горбачева и Бориса Ельцина россияне приветствовали свободный доступ к информации, открытость, независимость журналистов и СМИ. На телевидении, которое оставалось основным источником информации для подавляющего большинства граждан, были распространены политические ток-шоу, где высказывались различные мнения и критика в адрес властей. Теперь все это в прошлом.

Телевидение (все шесть федеральных каналов) превратилось в таблоидизированное 'Кремль-ТВ'. Оппозиционных политиков по сути не пускают в телеэфир. В России, где обществом манипулирует телевидение, исчезновение с 'голубого экрана' по сути означает политическую смерть.

В результате российские СМИ вновь, как в советские времена, превратились в послушное орудие неприкрытой пропаганды. Недавно редактор на одном из телеканалов получил строгий выговор за то, что в кадре на секунду мелькнул затылок оппозиционного политика.

Впервые с 1989 г. в стране появились политзаключенные. Помимо Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, владельцев нефтяной компании, чье дело приобрело всемирную известность, среди них - молодые лидеры оппозиции, получившие несколько лет тюрьмы за участие в мирных, но запрещенных властями, антиправительственных акциях протеста.

В последнее время проявилась еще одна тенденция: в законодательную практику вводится широкое и расплывчатое понятие 'экстремизм': это означает, что 'экстремистом' можно объявить всякого, кто критикует власть или принимает участие в мирных акциях протеста. Кроме того, недавно принятый закон ставит новые препоны российским и зарубежным неправительственным организациям.

Дубинки против мирных демонстрантов

В апреле немало российских граждан и журналистов стало жертвами или очевидцами жестокости омоновцев, избивавших и задерживавших не только мирных демонстрантов, но и просто прохожих. В Москве и Санкт-Петербурге, по данным правозащитников, было арестовано как минимум 700 человек, а еще 80 подверглись избиению.

Кремль, напуганный недавней 'оранжевой революцией' на Украине, дубинками выбивает из соотечественников саму мысль о массовых акциях протеста. В результате в головы гражданам демократической республики вновь вколачивается идея о том, что они - не более чем покорные подданные жестокой империи.

И все же, несмотря на авторитаризм и репрессии, рейтинг поддержки Путина остается на уровне 80%. Недавний социологический опрос показал: 65% россиян хотят, чтобы он остался у власти на третий срок. Для этого потребуется внести поправки в Конституцию - именно за такой вариант выступает спикер Совета Федерации Сергей Миронов.

Как и в коммунистическом Китае, легитимность нынешней российской власти связана с динамичным экономическим ростом. Российский авторитаризм напоминает велосипед - от падения его удерживает бешеное вращение экономических 'колес'.

Но россияне, как и китайцы, все дороже расплачиваются за бесконтрольные действия правительства и искажающее факты воздействие государственной пропаганды.

Население страны продолжает сокращаться и стареть. Уровень коррупции с 2000 г. повысился в 10 раз, а разрыв между богатыми и бедными постоянно увеличивается. Совокупный капитал 53 российских сверхбогачей составляет 400 миллиардов долларов - это эквивалент тридцати с лишним процентов ВВП страны. Экономика все больше зависит от сырьевого экспорта и серьезно страдает от монополизма крупнейших компаний.

Долго так продолжаться не может. Противоречия и напряженность нарастают, как и накал политического и социального протеста.

'Вернем нашу свободу'

Для решения этих проблем России необходимы перемены. Чтобы поставить власть под контроль общества и обуздать коррупцию, следует возродить в стране демократические институты. Экономика нуждается в безотлагательных структурных реформах и активной антимонопольной политике - это будет способствовать усилению открытости и конкуренции.

В социальной сфере также нужны срочные реформы для совершенствования 'человеческого капитала', снижения уровня расслоения общества, борьбы с бедностью и несправедливостью.

Вряд ли стоит рассчитывать, что подпитываемый нефтедолларами авторитарный режим бывших сотрудников КГБ осознает необходимость этих реформ или воплотит их в жизнь. Поэтому нам нужно продолжать неослабные усилия, убеждая народ действовать активнее и требовать изменений к лучшему. Без демократического контроля над властями и свободы стабильность и процветание в России невозможны.

Пора нам забрать свою свободу и свои права из кремлевского 'ломбарда'. Труд и творчество свободных людей - куда более эффективный способ добиться экономического роста, чем бешеные удары полицейских дубинок.

Владимир Рыжков - депутат Государственной Думы, лидер Республиканской партии России, которая этой весной была запрещена властями

___________________________________

Путин: Его татами - весь мир ("Time", США)

Чудовище или герой нашего времени? ("Al Ahram", Арабская пресса)