В сегодняшней России люди из бывшего КГБ встречаются повсюду. Некоторые наблюдатели отмечают, что каждый четвертый представитель нынешней элиты страны - это либо бывший 'чекист', либо бывший военный, либо бывший милиционер. Крестоносцы 'холодной войны' склонны видеть в этом некий теологический заговор. Для этого они используют сложившийся демонический образ КГБ - организации действительно зловещей, но ее история, начиная со второй половины ХХ-го века (после 1956 года) была не настолько темной, как история ЦРУ, тоже, без особого скандала, давшего своей стране президента. Так или иначе, нет ничего более естественного и объяснимого, чем сегодняшняя Россия.

Эта страна и ее общество являются логичным следствием девяностых годов. В тот период Россия пережила крайне глубокий кризис. Границы, доходы, накопления, национальные символы и ориентиры, средняя продолжительность жизни и уверенность в будущем дне рассыпались. За десятилетие ВВП и доходы государства сократились вдвое, а преступность и смертность вдвое увеличились. Для любой западной страны подобное падение оказалось бы смертельным. Россияне продемонстрировали свою выносливость. Их практически не захватили ни три государственных переворота (августа 1991 г., декабря 1991 г. и октября 1993 г.), ни различные войны на периферии страны (Карабах, Абхазия, Осетия, Приднестровье, Таджикистан, Чечня. . .), пришедшиеся на это десятилетие. Однако это не означает, что все названные события девяностых не имели последствий.

Десять лет подчинения иностранным державам унизили великую нацию. Результатом оказалась сегодняшняя Россия - неприветливо относящаяся к Западу и управляемая неким аналогом Гражданской Гвардии Испании. Но эта 'Веймарская Россия' не породит ни Гитлера, ни национал-социализм.

Ситуация, которая во многих странах разрешилась бы установлением диктатуры, вылилась в России в так называемую 'управляемую демократию'. Этот термин в конце девяностых ввел в употребление политолог Виталий Третьяков, опередивший появление возникшей позднее системы. Если бы Хосе Бергамин (Jose Bergamin) оказался в России, он назвал бы эту систему 'гвардии гражданской демократией'.

Все это настолько очевидно, что почти не нуждается в пояснениях; настоящее же удивление может вызывать факт популярности в сегодняшней России системы, которую представляет президент Владимир Путин. И дело не в том, что Путин больший 'преступник', чем Буш или Блэр. Как говорит историк Перри Андерсен (Perry Andersen), у обоих на руках куда больше крови - крови, возможно, полумиллиона иракцев. Но при опросах популярность Буша и Блэра не достигает и 40%, популярность же Путина превышает 70%. И этот факт действительно требует объяснения.

Первая причина заключается в том, что предшественником Путина был Ельцин, которого в конце правления ненавидела большая часть россиян и поддерживали лишь 6 % жителей страны (рейтинг достойный заирского диктатора Мобуту). Предшественником Ельцина был Горбачев - в отличие от первого российского президента, великий человек и большой политик, который не был понят и оказался незаслуженно недооценен ввиду ряда причин, рассматривать которые мы не станем. При Путине, благодаря ценам на нефть и при установленном минимуме порядка, доходы россиян выросли вдвое, темпы роста ВВП, начиная с 1999 года, составляют 7%, финансовое положение государства стабилизировалось. Таким образом нынешний президент и его 'гвардии гражданская демократия' выигрывают, с одно стороны, благодаря многим годам правления непопулярных политиков, ставших причиной того, что общество пережило как настоящую катастрофу, а, с другой стороны, благодаря восстановлению (экономики).

Впервые с 1987 года материальная и социальная ситуация в России не ухудшаются. Управляемая Путиным ситуация позволила россиянам, на протяжении многих лет находившимся в состоянии стресса, присесть, отдохнуть и перевести дух. И пусть президент уничтожает некоторых чеченцев, урезает свободу слова, мог создать вероятный российский аналог GAL (Grupos Antiterroristas de Liberación: Освободительные Антитеррористические группы, поддерживаемые 'левым' правительством Испании структуры, убивавшие баскских сепаратистов - прим. пер.) для устранения противников в Персидском заливе (Яндарбиев), Москве (Политковская) или в Лондоне (Литвиненко), не расследует тот 'национальный позор', которым стала 'приватизация', позволившая чиновникам и мошенникам разграбить государственное имущество, превратиться в миллионеров и поселиться в Лондоне. Все это кажется россиянам незначительными прегрешениями, которые на данный момент они готовы прощать своим правителям. И у многих нет иного выхода, поскольку их собственная незрелость, по причине которой 15 лет назад они горячо поддержали Ельцина, сыграла свою роль в случившейся катастрофе, а извиняя Путина, они тем самым извиняют и себя.

Самое главное понять, что история продолжается. Для проблемы девяностых нашлось свое решение; свое решение будет и у сегодняшней ситуации - это произойдет в тот момент, когда россияне вырастут демократически как общество. Важно понять, почему в определенный момент общество надевает треуголку.

______________________________________

Мы любим тебя, Путин, Великий и Ужасный ("The Sunday Times", Великобритания)

Почему Путин решил снова сделать Россию сильной ("Sunday Herald", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.