В воскресенье, в ходе демонстрации в защиту прав геев, Питер Тэтчел (Peter Tatchell) был избит, а затем арестован. О том, что произошло, он рассказывает Люку Хардингу

В Москву меня пригласили активисты гей-прайда. Планировалось отметить 14-ую годовщину декриминализации гомосексуализма в России, и заявить о праве на проведение гей-парада. Подобным образом на активистов напали и в прошлом году, и они чувствовали, что очень важно пригласить международных наблюдателей, чтобы те собственными глазами увидели, как к ним относятся московские власти. Они надеялись, что, благодаря нашему присутствию, московская милиция будет менее агрессивной.

Мы подошли к мэрии в воскресенье в полдень. Мы намеревались передать письмо мэру Москвы Юрию Лужкову, но милиция позволила шайке неонацистов проникнуть в наши ряды. Они начали нападать на людей совершенно шокирующим образом. Когда меня толкнули, повалили на землю и начали избивать, милиция стояла в стороне и наблюдала. В результате, меня милиция арестовала, а напавших на меня неонацистов отпустила с миром. Меня загрузили в милицейский фургон вместе с другими, в том числе, немецким парламентарием Фолькером Беком (Volker Beck) и итальянским депутатом Европарламента Марко Каппато (Marco Cappato). В автобусе милиционеры издевались над нами. Они спросили: 'Вы принадлежите к сексуальному меньшинству?'. Мы ответили 'да'. Они сказали: 'Мы с вами позабавимся в участке'.

Я провел в участке 45 минут, безуспешно пытаясь зарегистрировать жалобу. Когда мы вышли, неонацисты вновь напали на нас и забросали нас яйцами. Через улицу перебежал православный священник и тоже бросился на нас. Там были сотни омоновцев, которые легко могли не позволить неонацистам напасть на нас. 'Скорая помощь' доставила меня в московскую глазную клинику, где осмотрели мой правый глаз. Меня сильно били по голове, и даже на следующий день я чувствовал головокружение. Я еще не могу видеть достаточно четко. Только раз в жизни меня били сильнее - головорезы Мугабе в Брюсселе в 2001 г. На этот раз меня не избили до потери сознания и не бросали в канаву, но крови на лице было больше, а ушибы головы были гораздо серьезнее.

Это свидетельствует об искаженном характере перехода России к демократии. Московская милиция позорно самоустранилась от выполнения своей обязанности по защите закона. Думаю, что на отказ защищать законный протест британское посольство в Москве должно отреагировать жестким письмом в адрес российских властей.

________________________

Почему мы не замечаем нетерпимости соседей? ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.