Люди нетрадиционной ориентации требуют равных прав по всей Восточной Европе. Но в России, Польше и Латвии их растущая уверенность в себе сталкивается с жестоким сопротивлением националистических и религиозных групп. Что стоит за этой истерией? Репортаж Фиби Гринвуд.

В Европе начался сезон гей-прайдов. В Польше и России - парады. В столице Латвии Риге четыре дня будут идти лекции, концерты классической музыки, кинопоказы и встречи, но главным событием станет парад по Верманскому саду, намеченный на 3 июня. Организаторы надеются, что в нем примет участие около 400 человек, а, если погода будет такой же солнечной, как и в прошлом году, то, может, и больше. Пока сложно сказать. Но с уверенностью можно предсказать, что сторонников неофашистских и ультрарелигиозных организаций будет, как минимум, вдвое больше. А больше всего будет полицейских. Как заметил один из активистов, 'Это будет в большей степени борьба за права человека, чем парад гордости'.

Будет светить солнце или нет - атмосфера ожидается бурная. Можно надеяться лишь на то, что Иварс Годманис (Ivars Godmanis), новый министр внутренних дел, которого считают прагматиком, не допустит повторения того, что было в прошлом году - катастрофы с точки зрения прав человека и пиара. Марш был запрещен как угроза общественной безопасности. Премьер-министр Латвии Айгарс Калвитис (Aigars Kalvitis) заявил, что он не потерпит 'парада сексуальных меньшинств', невзирая на то, что подобный запрет представляет собой покушение на свободу собраний, защищать которую Латвия обязалась, вступив 1 мая 2004 года в Европейский Союз.

В качестве компромисса организаторы рижского прайда провели частное собрание за закрытыми дверями в гостинице Berg после богослужения в англиканской церкви. Церковь была окружена религиозными экстремистами, пожилыми женщинами и скинхедами. 'Мы попытались выйти через запасной выход, но они поставили там свой кордон. Мы попытались пройти через него, но к нам подбежали группы людей с криками 'Вы заслуживаете смерти' и 'Уезжайте из нашей страны'. В руках они держали пакеты непонятно с чем', - вспоминает активистка Йоланта Цихановича, наполовину француженка, наполовину латышка.

Сумки были наполнены человеческими экскрементами, которые полетели в членов прихода, состоящего, в основном, из женщин. Между тем, контрдемонстранты подошли к гостинице Berg и заблокировали вход, не пуская сторонников прайда ни внутрь, ни наружу. 'Я видела, как две девушки пытались выйти, а люди плевали им в лицо на глазах у полиции, которая ничего не предпринимала. Увидев, что полиция не заинтересована в прекращении насилия, они почувствовали, что можно делать все, что угодно. Это было действительно страшно', - говорит Цихановича.

В этом году новый мэр Риги санкционировал марш, но активисты нетрадиционной ориентации готовятся к худшему. Пример Латвии довольно типичен для Восточной Европы, где открытая гомосексуальность все чаще воспринимается как акт политической агрессии. Геям отказывают в свободе слова и собраний, невнятно ссылаясь на то, что они 'пропагандируют гомосексуализм' или создают угрозу безопасности. Гомофобия стала лакмусовой бумажкой для политиков, стремящихся отвлечь внимание от экономических проблем. Да, в этих странах гомосексуализм более не считается преступлением, но только при условии, что он не демонстрируется публично. Если не считать немногочисленных активистов, открыто заявляющих о своей гомосексуальной ориентации, в большинстве стран Восточной Европы гомосексуалисты не заметны. В Польше, где всего через два года после вступления в ЕС к власти пришла антиевропейская партия, всплеск гомофобии усугублен ростом национализма. По словам латвийских активистов, они часто слышат, что до того, как их страна стала частью Европы, гомосексуализма в ней не было.

В Британии гомофобия все еще существует, но есть и законы, защищающие от нее граждан-гомосексуалистов. В Латвии и Польше, России и Молдове - государствах-членах Совета Европы, запретивших прайды - таких законов, защищающих сексуальные меньшинства от дискриминации, нет. В Беларуси и Сербии даже ни разу не возникала инициатива проведения прайда. В Румынии в 2000 г. был принят закон против дискриминации, но в прошлом году сотни протестующих забросали участников бухарестского гей-парада яйцами, бутылками и камнями. Недавно опасения в связи с ростом гомофобских тенденций в Восточной Европе были выражены как Европейским парламентом, так и Советом Европы. Особо тревожной была названа ситуация в Польше. Но, похоже, влияние этих институтов ограничено. Политики этих стран продолжают активно выступать за принятие гомофобских законов и делать оскорбительные заявления, пренебрегая европейскими понятиями интеграции и толерантности.

19 мая 5 000 человек приняло участие в варшавском прайде. На следующий день вице-премьер и министр образования Роман Гертых (Roman Giertych) вместе с 800 сторонниками семейных ценностей принял участие в контрмарше против 'бунтующих педерастов'. В прошлое воскресенье в Москве толпа (некоторые из нападавших держали в руках распятия) избила и забросала яйцами гей-активистов, пытавшихся передать петицию 40 депутатов Европарламента мэру Юрию Лужкову, запретившему гей-парад. Омоновцы безучастно наблюдали за тем, как головорезы с криками 'Смерть гомосексуалам!' атаковали ветерана подобных кампаний Питера Тэтчелла (Peter Tatchell), певца группы Right Said Fred Ричарда Фэрбрасса (Richard Fairbrass) и российский поп-дуэт 'Тату', а затем арестовали 31 участника акции в защиту геев.

Прошлогодний запрет на гей-парад в Риге был не первым на территории ЕС - в 2005 г. прецедент был создан в Варшаве. Как недавно постановил Европейский суд по правам человека, этим запретом были нарушены три статьи конвенции о правах человека. Мэр Варшавы Лех Качиньский (Lech Kaczynski), запретивший гей-парад, стал президентом Польши и намерен оспорить решение суда. Верховный суд Молдовы постановил, что решение властей Кишинева о запрете марша в 2006 г. было незаконным, но, невзирая на это, мэр города Василе Урсу (Vasile Ursu) запретил и прайд 2007 года. В апреле группа сторонников лесбиянок и геев устроила акцию протеста перед мэрией Кишинева. Они также попытались возложить цветы к памятнику жертвам репрессий, но полиция не пустила их к монументу, засняла протестующих (главным образом, иностранцев) и записала номера их машин. Правые экстремисты швыряли в них яйца.

'По их мнению, геи и лесбиянки, возлагая цветы к монументу, оскверняют его', - говорит организатор акции Максим Анмегикян. Молдавская полиция никого не арестовала, но задержала водителя активистов, не предъявив ему никакого конкретного обвинения. 'Он молдаванин, и они, вероятно, подумали: 'Выразим наш протест таким образом'.

В прошлом году латвийские полицейские заявляли, что они не могли вмешаться, чтобы защитить права геев, потому что не получили на это санкцию мэра. Контрдемонстранты, чья акция протеста была во всех отношениях незаконной, могли спокойно выкрикивать лозунги, обливать людей святой водой и забрасывать их экскрементами. За совершение актов насилия полиция арестовала 14 человек.

Среди участников демонстрации против гомосексуалистов был Игорь Масляков (Igors Maslakovs). Масляков говорит, что в прошлом году он ушел из бизнеса, чтобы посвятить свое время руководству созданной им организации "No Pride". На логотипе "No Pride" в перечеркнутом красном круге изображены символические фигуры двух мужчин, занимающихся сексом. На сайте организации, созданном на деньги Маслякова, заявлена ее цель: 'Бороться с навязываемым латвийскому обществу ЕС мнением, согласно которому гомосексуальный образ жизни нормален и даже рекомендуем'.

Воспоминания Маслякова о прошлогоднем гей-параде отличаются от рассказов его организаторов лишь деталями. 'Это был куриный помет, а не человеческие экскременты'. По его словам, он был предназначен двум англиканским пасторам, которые провели утреннюю службу, и они получили по заслугам.

Масляков утверждает, что его представления о гомосексуализме являются христианскими. Особым образом он связан с евангелической церковью 'Новое поколение', чья многочисленная международная паства состоит, в основном, из русскоязычных. У нее 108 приходов в 15 странах, в том числе, в Аргентине, Израиле и Америке. Ее возглавляет умелый пиарщик пастор Алексей Ледяев, имеющий тесные связи с американскими христианами правого крыла. В феврале пастор Ледяев по приглашению президента Буша участвовал в завтраке в Белом доме. 'Он очень хороший человек, очень влиятельный человек. У него большие связи в парламенте и по всему миру, в том числе, в США и России. Он согласен со мной', - говорит Масляков.

Пастор Ледяев отказался давать интервью, ограничившись краткой декларацией: 'Я считаю, что сегодня дискриминируются не геи и лесбиянки, а христиане и их традиционные ценности'. В своих проповедях, он более прямолинеен, говоря о гомосексуалистах: 'Бог обрушит на них гнев! Бог изгонит их, и они падут!' Многие участники контрдемонстрации во время прошлогоднего прайда были в футболках с надписью 'Я люблю 'Новое поколение'.

Гомофобия вообще отличает церковных лидеров Латвии. В начале мая рижский архиепископ призвал христиан выйти на улицы в знак протеста против гей-парада. 'Если тысяча человек, помешавшихся на сексуальной почве, творит глупости, то народный марш в Риге должен собрать не меньше 40-50 тысяч. Эта пропорция даст правительству достаточные основания для того, чтобы сексуальное извращение оставалось вне закона'.

Англиканский пастор Марис Сантс (Maris Sants), которому были предназначены пакеты с куриным пометом, самолично испытал, как эта церковь реагирует на то, что она считает извращением. В Латвии он стал признанным защитником прав геев после того, как рижский архиепископ отлучил его от лютеранской церкви за 'пропаганду гомосексуализма'.

'Я проповедовал против ксенофобии и призывал к толерантности, а не гомосексуализму, - говорит он. - Об отлучении мне сообщили по электронной почте. Это не стало для меня неожиданностью. Атмосфера в церкви была очень замкнутая, скорее, как в тоталитарной секте. Они против прав женщин и открыты только к тем, кто говорит по-латышски. Я знаю слепого пастора, который судится с церковью. Они не позволяют ему служить. В Ветхом Завете говорится, что пастор должен быть во многих отношениях совершенным, образцом, так что, им не может стать человек с особыми потребностями'.

Во многих бывших коммунистических странах, где религия десятилетиями подавлялась, церковь обрела значительное влияние. На место одной идеологии пришла другая. Сегодня комиссию латвийского парламента по правам человека возглавляет Янис Шмитс (Janis Smits), бывший лютеранский пастор. Когда был запрещен прайд, он был мэром Риги и представляет ультранационалистическую Первую партию. В сентябре 2006 г. он выступил в латвийском сейме по вопросу прав геев. 'Приглашаю всех присутствующих здесь христиан: если вы голосовали за легализацию гомосексуализма, тогда, пожалуйста, пойдите в церковь и открыто покайтесь за то, что вы сделали, потому что остановить бедствие, которому вы открыли путь в наше общество, будет невозможно'.

Такие подстрекательские речи часто слышатся в латвийском сейме, равно как в парламентах других странах Восточной Европы. В Польше антиевропейская коалиция крайне правых находится у власти уже два года. 'Мы шутим, что это правительство состоит из больших католиков, чем римский папа', - говорит Томаш Шипула (Tomasz Szypula), генеральный секретарь польской организации 'Кампания против гомофобии'. Но реальность не столь забавна. Роман Гертых выступил с проектом закона, запрещающего пропаганду гомосексуализма в школах и университетах.

Европейский парламент выразил озабоченность этим законопроектом, а в апреле отправил в Польшу делегацию для установления фактов. Неясно, чего ЕС хочет добиться этим расследованием. Еще менее ясно, что Гертых имеет в виду, говоря о 'пропаганде гомосексуализма'. Шипула написал ему письмо с просьбой разъяснить значение этой фразы. Пока он ответа не получил.

Отец Гертыха, депутат Европарламента Мачей Гертых (Maciej Giertych) более откровенен. Он объясняет, что вопрос о правах геев в Польше относится к области нравственности, а не прав человека. 'Под пропагандой я подразумеваю распространение литературы и приглашение гомосексуалистов в школы рассказывать детям о радостях гомосексуальности. Частная сексуальная жизнь должна остаться частной - будь то приличная жизнь, гомосексуальная, внебрачная, беспорядочная или лесбийская жизнь. Они должны держаться своего круга, а не рекламировать себя, особенно, в школах'.

По мнению Шипулы, в годы коммунистического правления польское гей-сообщество научилось прятаться и продолжает прятаться при новой демократии. 'Многие говорят: 'Я не могу раскрывать свою ориентацию, потому что это стало бы политическим актом'. Но когда ты идешь на работу, и твои коллеги начинают говорить о своих женах и детях, ты понимаешь, что в том, чтобы сказать, что ты гей, нет ничего политического, это просто сказать, кто ты', - говорит он.

Полиция не ведет статистику мотивов насильственных нападений в Польше. Однако 'Кампания против гомофобии' опросила более тысячи поляков - лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов - и обнаружила, что в последние два года половина опрошенных испытала психологическое насилие, а половина из 18 процентов испытавших физическое насилие подверглась ему более трех раз. 85 процентов тех, кто подвергся физическому нападению, заявили, что они были слишком напуганы, чтобы сообщить о преступлении в полицию.

Раскрытие своей ориентации связано для геев не только с физической угрозой, но и с психологическим давлением. Шипула рассказывает, как в него впервые бросили яйцом: 'Хотя это всего лишь яйцо, но это страшно больно, а еще хуже унижение. Ты весь в этом яйце, оно стекает по одежде. Однако, к сожалению, привыкаешь ко всему'.

Джин Ламберт (Jean Lambert), депутат Европарламента от Лондона, возглавившая кампанию по расследованию гомофобского закона о польских школах, говорит, что ЕС мог бы активнее защищать права своих граждан - геев и лесбиянок - но он ограничен в своих действиях.

'Люди прислушиваются к равным себе, а для польского правительства это другие правительства. Если в ЕС есть особые отношения, не считая Франции и Британии, то это отношения между Британией и Польшей. Британские министры должны активно объяснять, почему в защите прав геев и лесбиянок они пошли даже дальше, чем требует Европейский Союз'.

После участия в прошлогоднем рижском прайде, во время которого он несколько раз выступал по телевидению, Марис Сантс шесть раз подвергся уличным нападениям. С тех пор он отошел от публичной активности, сосредоточившись на написании книги о гомосексуальности и христианстве в Латвии. Поэтому он не выходит из дома. 'Чувствую, что я выдохся. После четырех лет открытости я чувствую, что пора отойти от публичной деятельности', - говорит он.

Шипула знает многих активистов, которые поступили так же, стремясь сохранить свою анонимность и жизнь, и он их понимает: 'Я тоже не хочу всю жизнь выставлять напоказ свою ориентацию. Но нам нужно пережить это правительство. Нам нужно построить структуры для нашего сообщества, так, чтобы быть готовыми, когда рухнет это правительство. Я сейчас говорю громкие слова, но я действительно в них верю. Иначе, когда я смотрю на ситуацию и вижу, что она только ухудшается, я просто чувствую безнадежность'.

Гомосексуальность и закон

Как варьируют оценки в странах Восточной Европы

Беларусь. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1994 г. Законы, запрещающие дискриминацию при приеме на работу, отсутствуют. Возраст добровольного согласия - 16 лет для всех типов отношений. Законы о преступлениях на почве гомофобии отсутствуют. Широко распространены гомофобские предубеждения, издевательства и насилие против гомосексуалистов. Русская Православная Церковь считает гомосексуальность 'тяжким грехом'.

Болгария. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1968 г. Дискриминация при приеме на работу запрещена в 2003 г. Возраст добровольного согласия - 14 лет для всех типов отношений. Некоторые права наследия для однополых пар. Постепенные изменения раннее консервативных взглядов общественности на гомосексуальность.

Латвия. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1992 г. Дискриминация при приеме на работу запрещена в 2006 г. Возраст добровольного согласия - 14 лет для всех типов отношений. Однополые браки запрещены. Распространена гомофобия.

Литва. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1993 г. Дискриминация при приеме на работу запрещена в 2004 г. в качестве условия приема в ЕС. Возраст добровольного согласия - 14 лет для всех типов отношений. Открытое сопротивление против предоставления прав геям со стороны правых политических сил.

Молдова. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1995 г. Законы, запрещающие дискриминацию при приеме на работу, отсутствуют. Возраст добровольного согласия - 16 лет для всех типов отношений. Гомофобия широко распространена, словесные атаки на гомосексуалистов - обычная практика, имеет место физическое насилие.

Польша. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1932 г. Дискриминация при приеме на работу запрещена в 2003 г. Возраст добровольного согласия - 15 лет для всех типов отношений. Правительство выдвигает проекты законов, разрешающих увольнять учителей за пропаганду 'гомосексуальной культуры'. Общественность открыто настроена против геев.

Россия. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1993 г. Законы, запрещающие дискриминацию при приеме на работу, отсутствуют. Возраст добровольного согласия - 16 лет для всех типов отношений. Широко распространены нетерпимость и гомофобия. Осуждение со стороны Русской Православной Церкви; крайне негативное отношение к возможности однополых браков.

Румыния. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1996 г. Дискриминация при приеме на работу запрещена в 2000 г. Возраст добровольного согласия - 15 лет для всех типов отношений. Геям разрешается служить в вооруженных силах. Распространена нетерпимость, но признается, что правительство достигло заметных успехов в искоренении неравенства и гомофобии.

Сербия. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1993 г. Законы, запрещающие дискриминацию при приеме на работу, отсутствуют. Возраст добровольного согласия - 14 лет для всех типов отношений. Широко распространены нетерпимость и гомофобия, общественное мнение настроено очень враждебно. Гомосексуалистам запрещают служить в вооруженных силах (хотя этот закон применяется не жестко), а конституция запрещает какое-либо признание однополых союзов.

Словакия. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1961 г. Дискриминация при приеме на работу запрещена в 2004 г., хотя критики закона считают его ущербным. Возраст добровольного согласия - 15 лет для всех типов отношений. Толерантность постепенно повышается, особенно, в столице страны Братиславе.

Словения. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1977 г. Дискриминация при приеме на работу запрещена в 1998 г. Возраст добровольного согласия - 15 лет для всех типов отношений. Активное движение геев и лесбиянок, отсутствие дискриминации против геев в вооруженных силах, общественное мнение более толерантно, чем в странах к востоку от Словении (хотя уровень толерантности пока еще ниже среднеевропейского).

Украина. Гомосексуальные акты декриминализованы в 1991 г. Законы, запрещающие дискриминацию при приеме на работу, отсутствуют. Возраст добровольного согласия - 16 лет для всех типов отношений. Геям запрещено служить в вооруженных силах. За пределами Киева гомофобия широко распространена.

Источники: Avert.org; Diskriminace; LGBT rights on Wikipedia

_____________________________________

Если вы с нами, ваш флаг - семицветный ("The Times", Великобритания)

Почему мы не замечаем нетерпимости соседей? ("The Independent", Великобритания)

Искаженный характер перехода России к демократии ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.