From The Economist print edition

Кремлю не по вкусу стихийная оппозиция. Поэтому он вряд ли мог даже мечтать о таком оппоненте, как бывший глава Центробанка язвительный Виктор Геращенко. Он стар, он приспосабливается к другим, он непопулярен, и у него мало шансов объединить оппозицию, не говоря уже о целой стране. Даже в Москве рейтинги его популярности не превышают 10 процентов. На самом деле, он так понравился Кремлю, что перед выборами 2004 года тот попросил его сыграть роль бросающего вызов Путину претендента на президентский пост от националистической партии 'Родина'. 'Они посчитали, что им нужен кто-то представительный, чтобы соперничать с Путиным', - говорит Геращенко.

На этот раз 69-летний Геращенко сам изъявил желание стать общим кандидатом от оппозиции. По его словам, причина его добровольного самовыдвижения состоит в том, что он больше не может терпеть то, как Путин управляет Россией. Пусть я стар, говорит он, но и Шарль де Голль был немолод. Однако его выдвижение свидетельствует о печальном состоянии российской политической оппозиции, которой не хватает объединяющих лидеров и идей. Среди других кандидатов - бывший премьер-министр Михаил Касьянов, чей рейтинг популярности вдвое ниже, чем у Геращенко, а также живущий в Великобритании советский диссидент Владимир Буковский.

Важнее другое. Решение Геращенко является признаком все большего отдаления старой советской элиты от Кремля, который, как они полагают, оказался в руках непрофессиональных офицеров служб безопасности. Геращенко можно отнести к сливкам советской бюрократии. Его отец был ведущим банкиром, а сам он был назначен на должность в Лондон в первый советский зарубежный банк, когда ему было всего 28 лет. Двумя годами позже его перевели в Бейрут (говорят, что он пользуется большим уважением среди элиты КГБ).

Возглавляя Центробанк при первом российском президенте постсоветского периода Борисе Ельцине, Геращенко выдавал дешевые кредиты слабым российским банкам, что привело к высокой инфляции. Американский экономист Джеффри Сакс (Jeffrey Sachs) из-за этого назвал его 'худшим главой центрального банка в мире'. Его последняя должность - председатель правления ныне ликвидированной нефтяной компании 'ЮКОС', основатель которой сидит сегодня в российской тюрьме. 'Я должен был стать посредником между Кремлем и Михаилом Ходорковским', - говорит Геращенко.

Геращенко не подбирал слов, когда в прямом эфире резюмировал судьбу 'ЮКОСа': 'Эти прохвосты надули компанию'. Прокуратура устроила обыск в его кабинете, но следователи ушли с пустыми руками. Главная тема разногласий в его отношениях с Кремлем - не война в Чечне, не внешняя политика и даже не свобода слова, а неэффективность, повальное воровство и отсутствие профессиональных навыков у высших государственных чиновников. 'Инфраструктура в ужасном состоянии, большинство населения в России живет крайне бедно, в некоторых секторах отсутствует конкуренция, а это ведет к высокой инфляции. С учетом нынешних условий мы могли бы жить гораздо лучше'.

Самого Геращенко и людей его круга больше всего беспокоит 'кадровая политика' Путина. Несмотря на всю свою инертность, Советский Союз давал определенную социальную мобильность и дорогу умным, политически амбициозным или имеющим связи людям из провинции, которые могли подниматься наверх. По словам Геращенко, система нуждалась в профессионалах и продвигала их. 'Но сегодняшнее окружение Путина состоит главным образом из людей, которые ходили с ним в одну школу или играли с ним в одном дворе', - добавляет он. Возможно, взгляды Геращенко не понравятся простым россиянам, однако они придутся по душе тем представителям элиты, которым не посчастливилось в детстве играть в одной песочнице с Путиным.